Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Экономика и финансы, Комментарии

20.12.201214:16
Источник изображения: news.tj

Таджикистан и внешний мир: В ожидании лучших времен…

Через пару недель мир, а вместе с ним и Таджикистан, войдёт в новый год. В уходящем году далеко не всё сложилось удачно для республики. Не все ожидания, связанные с обеспечением потока внешних инвестиций в экономику страны, оправдались. Можно ли надеяться, что ситуация в этом вопросе улучшится? Если мы очень захотим, то почему бы и нет. Ведь в конечном итоге если и не всё, то очень многое зависит от нас самих.

С РАСПАДОМ СССР и обретением независимости Таджикистан оказался перед необходимостью выстраивания политических, экономических и прочих отношений с внешним миром. На начальном этапе самостоятельного существования объективно самым большим приоритетом для республики в отношениях с внешним миром было обеспечение как можно более быстрого признания ведущими государствами мира – США и их западноевропейскими союзниками, а также набирающим мощь непосредственным соседом – КНР. С решением этой задачи особых проблем не было. Для них было неприемлемо возможное восстановление Россией своего былого влияния теперь уже на постсоветском пространстве, важном с политической точки зрения и чрезвычайно богатом самыми различными ресурсами. Исходя из этой стратегической цели, они не тянули с признанием независимости Таджикистана и его постсоветских соседей по региону и установлением с ними дипломатических отношений, а США и КНР не мешкая открыли свои дипмиссии во всех центральноазиатских столицах. Способствовали вступлению в самые кратчайшие сроки новых независимых государств в ООН и прочие международные организации, включая влиятельные международные финансовые институты. Данное обстоятельство побудило и все прочие государства поступить точно таким же образом.

Приоритетность для Таджикистана налаживания отношений с внешним миром обуславливалась также как нараставшей фрагментацией некогда единого советского экономического пространства, так и практической невозможностью компенсации последствий этой фрагментации посредством возможно более широкого политического и экономического сотрудничества стран региона.

Ещё до распада СССР руководители центральноазиатских стран прилагали усилия для развития внутрирегионального сотрудничества, рассматривая его как возможность компенсации тех экономических потерь и трудностей, которые были обусловлены ослаблением советской государственности и всё большей хаотизацией единой советской экономики. Усилия эти оказались бесплодными. Отношение же Таджикистана к ним, как на уровне официальных властей, так и на уровне активной общественности, изначально было достаточно прохладным. Первые никак не могли преодолеть свою политическую несамостоятельность. Вторые опасались, что конечным результатом прилагаемых усилий может стать формирование неприемлемого для них более или менее единого тюркоязычного пространства. Решение задачи осложнялось также и практическим отсутствием сколько-нибудь серьёзных внутрирегиональных экономических связей между странами. В советские времена нынешняя Центральная Азия никоим образом не была единым пространством ни в политическом, ни в экономическим, ни в каком-либо ином плане.

После распада СССР закономерности становления и развития новых независимых национальных государств ЦА сделали невозможной практически любую их совместную активность. Как раз наоборот, ведущей и устойчивой тенденцией в их развитии стало ещё большее их обособление друг от друга и постоянное возникновение самых различных конфликтных ситуаций, в том числе и по экономическим вопросам. Блокада транспортных коммуникаций, прекращение поставок газа и электроэнергии далеко не всегда по экономическим мотивам, активное противодействие одних государств региона стремлению других государств реализовать те или иные экономические проекты являются ярким тому свидетельством.

Цель – Центральная Азия

ВПОЛНЕ естественно, что в сложившихся обстоятельствах Таджикистан и его постсоветские соседи усматривали реальные возможности для преодоления переживаемых ими экономических трудностей не в выстраивании внутрирегиональных отношений, а в налаживании и развитии связей с более благополучным внешним миром. Эту задачу каждая постсоветская страна региона решала самостоятельно, разными темпами и с разным успехом. Туркменистан, Казахстан, будучи государствами, обладающими значительным ресурсным, особенно углеводородным потенциалом, взяли курс на привлечение внешних инвестиций. Узбекистан, изначально обладая более диверсифицированной экономикой, постарался не впасть в чрезмерную зависимость от экспорта сырья и сохранить данную особенность своей экономики.

Все три страны могли рассчитывать на серьезный интерес внешних инвесторов, особенно западных. Те были заинтересованы в инвестировании в их ресурсный потенциал, в первую очередь в нефтегазовую отрасль Активное участие в развитии данной отрасли рассматривалось и продолжает рассматриваться ими как возможность ослабить зависимость западноевропейских стран как от российских, так и от ближневосточных углеводородов. Не менее важная цель для них заключается в том, чтобы переориентировав на себя потоки углеводородного и прочего сырья из ЦА, ослабить не только российское влияние в регионе, но и саму Россию, лишить её возможности способствовать восстановлению широкого пророссийского пространства в любых его возможных формах.

Во второй половине 90-х гг. прошлого столетия и в 2000-х гг. к активному участию в разработке ресурсного потенциала названных стран присоединился Китай. Быстрорастущая экономика страны нуждалась в гарантированном поступлении сырьевых ресурсов, защищенности от возможного недружественного воздействия западных стран на их поставки. За несколько последних лет Китай превратился в крупнейшего донора, содействующего развитию нефтегазового сектора экономики Узбекистана, Казахстана и Туркмении. На китайские деньги были построены и уже введены в действие трубопроводы, поставляющие нефть и газ из ЦА на китайский рынок.

Налаживание экономических отношений Кыргызстана с внешним миром имело свою особенность - при Аскаре Акаеве Киргизия позиционировала себя как единственную страну, в которой становление демократии по западным лекалам вполне возможно. Сообщество западных стран, приняв за чистую монету возможность подобной перспективы, вознамерилось оказать самое серьёзное содействие, в том числе и финансово-экономическое, в превращении Кыргызстана в образец подобной трансформации. Он был быстро принят в ВТО. В страну потекли деньги и потянулись различные компании. Так как в Кыргызстане нет привлекательных запасов нефти и газа, но есть, например, богатые месторождения различных других полезных ископаемых, иностранные инвесторы стали вкладываться в горнорудное дело. Крупнейшим в этой сфере стал проект разработки Кумторского месторождения золота.

Таджикистан, как и Кыргызстан, не имеет существенных углеводородов и так же богат месторождениями других полезных ископаемых (включая и драгоценные металлы), самым значительным из которых является Конимансур, одно из крупнейших в мире месторождений серебра. Роднит его с Кыргызстаном и обладание огромным гидроэнергетическим потенциалом, вторым после России в СНГ. Однако, несмотря на всё усилия республики, интерес иностранных инвесторов к разработке имеющегося потенциала не особенно велик...

В 90-е гг. приходу серьёзных инвесторов в Таджикистан помешала политическая нестабильность. Лишь к началу 2000-х стали складываться политические условия, благоприятствующие сотрудничеству республики с вешним миром в разработке имеющегося ресурсного потенциала. Тем не менее крупные инвесторы в страну не шли. Зачастую просто потому, что реализация инвестиционных программ, в которых она была заинтересована, не сулила донорам быстрой отдачи.

Но привлечение зарубежных инвесторов для реализации сложных в техническом и производственном отношении проектов – в той же горнодобывающей промышленности – возможно. Для того чтобы эта возможность превратилась в реальность, необходимо соблюсти одно важное правило, сформулированное ещё Дэн Сяопином, суть которого сводится к тому, что стране надо не искать удобных и привлекательных для себя инвесторов, а самой стать привлекательной для них…

Ситуация меняется

ТРИ события способствовали изменению ситуации с привлечением средств извне для реализации стратегических для Таджикистана инфраструктурных проектов. В сентябре 2004 г. тогдашний президент Ирана Сайид Мухаммад Хотами заявил, что его страна готова инвестировать четверть миллиарда долларов в завершение строительства среднемощной Сангтудинской ГЭС. Ранее Таджикистан стремился в этом вопросе сотрудничать с Россией. Но все попытки республики достичь с ней договорённостей, которые удовлетворяли бы обе стороны, провалились. Лишь после заявления иранского президента дело сдвинулось с мёртвой точки. Уже в октябре 2004 г. президенты Э. Рахмон и В. Путин подписали пакет соглашений по таджикским инвестиционным проектам на сумму почти в 2 миллиарда долларов. К сожалению, из всего этого пакета единственным реализованным оказался лишь тот самый проект, который выразили готовность завершить иранцы, - проект Сангтудинской ГЭС-1. Ирану же было предложено практически с нуля построить Сангтудинскую ГЭС-2. Этот проект также близок к завершению.

В марте 2005 г. произошла так называемая «тюльпановая революция» в Кыргызстане. Она покончила с правлением президента Акаева. В мае того же года имели место трагические события в Узбекистане, в городе Андижане. В обоих случаях и Россия, и Китай явно усмотрели в произошедших событиях «американскую руку». Данное обстоятельство, положившее начало укреплению военно-политических позиций США и их западных союзников в регионе, вызвало озабоченность как Москвы, так и Пекина. Однако, в отличие от России, практическая реакция Китая, политическая по своей сути, сразу же вылилась в конкретные экономические по содержанию действия.

Немедленно после бурных событий весны 2005г. китайское руководство сочло полезным интенсифицировать свою поддержку действий правительств центрально-азиатских республик в целом и наиболее уязвимых в экономическом плане Кыргызстана и Таджикистана в частности, которые были направлены на обеспечение социально-экономической стабильности как необходимого условия политической стабильности в своих странах. При этом китайская сторона исходила из простого расчёта – политическая стабильность на территориях к западу от китайских границ будет в полной мере служить задаче обеспечения политической стабильности, а следовательно, и безопасности собственных западных регионов. На этой основе Пекин активно включился в процесс решения центральноазиатскими странами своих многочисленных экономических проблем, как на двусторонней основе, так и в рамках ШОС. При этом он стремится участвовать в реализации таких проектов, в отношении которых не высказывает претензий его очень важный партнёр в регионе – Узбекистан. Китай отказывается вкладываться в реализацию гидроэнергетических проектов в Таджикистане, даже тех, по которым уже были достигнуты окончательные договорённости, по ГЭС на реке Зерафшан, например. Вместе с тем он проявляет повышенный интерес к строительству дорог, а также к разработке не чрезмерно затратных месторождений угля, драгоценных металлов и полиметаллических руд.

В последнее время и Россия активизирует свои действия, направленные на оказание прямого содействия в реализации столь необходимых для Таджикистана инфраструктурных проектов. В настоящее время «Газпром» ведёт разведочное бурение глубокой скважины на перспективном газоносном поле к западу от Душанбе. С точки зрения республики, предполагаемые запасы газа на этом месторождении являются весьма существенными. Для «Газпрома» же привычны совсем иные масштабы. Визит президента В.Путина в Душанбе в октябре нынешнего года был отмечен подписанием целого ряда меморандумов о сотрудничестве в экономической сфере в обмен на пролонгацию пребывания 201-й российской военной базы на почти тридцать лет. Китай через оказание содействия экономическому развитию своих соседей стремится не столько к извлечению сугубо экономических бенефиций для себя, сколько к обеспечению стабильности у своих западных соседей и безопасности для своих западных районов. Как представляется, ровно таким же образом и Россия нацелена через участие в тех или иных экономических проектах в Таджикистане или Кыргызстане обеспечить свои глобальные политические и военные интересы.

…Для Таджикистана реальность сегодня такова, что реализация стратегических для него инфраструктурных проектов финансируется странами, в которых именно государство прямо или косвенно осуществляет эту работу, и государство идёт на возможные экономические издержки, имея в виду политические и прочие не чисто коммерческие цели. Именно таковыми являются для республики Россия, Китай и Иран. Что же касается больших, серьёзных не политически, а коммерчески мотивированных инвесторов, то они пока воздерживаются от реализации своих или предлагаемых им крупных инвестиционных проектов. По всей видимости, в ожидании наступления того времени, когда республика станет, по формуле Дэн Сяопина, интересной для них.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: специально для Asia-Plus,Рашид Г. Абдулло,политолог
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1206:58Спецоперация по освобождению заложника в Турсунзаде. Трое задержаны, один уничтожен
08.1206:33Москвы vs Душанбе: 10 отличий
08.1206:15За «неправильную» молитву в мечети жителя Таджикистана приговорили к трем годам тюрьмы
07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(1)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00