Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

09.04.201220:37

Адвокат Анна Ставицкая: «Низомхон Джураев очень боялся экстрадиции в Таджикистан»

Пропавший из Москвы гражданин Таджикистана Низомхон Джураев объявился в Душанбе: по местным телеканалам было показано его заявление о добровольном возвращении на родину, которая, к слову, давно добивалась от России экстрадиции Низомхона. «Фергана» поговорила с московским адвокатом Джураева Анной Ставицкой.

- Я напомню, как развивалась ситуация. 27 февраля 2011 года у Низомхона Джураева истекал предельный срок содержания под стражей (он был задержан и ожидал экстрадиции в Таджикистан - ред.). Однако Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) запретил Москве экстрадировать Джураева. 28 февраля я приехала в Хамовническую прокуратуру, туда же привезли Низомхона: нам должны были вручить постановление об освобождении. Но не успели мы получить бумаги, как в кабинет прокурора вошли два человека в масках и двое в штатском, устроили какое-то шоу, зачем-то начали нас фотографировать… В результате Джураеву предъявили постановление о его приводе в следственный отдел города Щелково, поскольку он якобы не являлся туда для допросов в качестве свидетеля.

То, что он не мог являться, поскольку сидел в тюрьме и ждал экстрадиции, - никого не интересовало.

Джураева отвезли в Щелково. Сначала его допрашивали в качестве свидетеля, потом - в качестве подозреваемого; там расследовалось дело о покушениях на убийство некоего таджика по фамилии Каримов. Эти покушения якобы произошли в декабре 2009 и в феврале 2010 года. Низомхон, однако, утверждал, что этого Каримова не знает, первый раз в жизни увидел его на очной ставке, и что никаких оснований для покушения на этого Каримова у него не было. Более того, в момент покушений Джураев находился в Арабских Эмиратах, и у нас были свидетели.

Однако, несмотря на наши доводы, Низомхон был задержан, 2 марта ему была избрана мера пресечения «содержание под стражей», а 7 марта 2012 года моему подзащитному предъявили обвинение: якобы он по телефону договорился с исполнителем, чтобы этого Каримова убили.

Обвинение было бредовое, там концы с концами не сходились; сам потерпевший не мог вразумительно объяснить, для чего Низомхону нужно было на него покушаться. Однако все это означало, что Джураев остается в следственном изоляторе в Зеленограде.

29 марта мне из изолятора позвонил человек и сказал: Низомхон просил передать, что его спешно отпускают, и попросил приехать к изолятору. Это было примерно в 12.30.

Я срочно туда приехала - но оказалось, что Джураева там уже нет. Мало того - мне показали постановление заместителя начальника Щелковского следственного отдела, в котором говорилось, что доказательств причастности Джураева к покушению на убийство Каримова не найдено, однако есть данные, что Джураев все же совершил преступление по ст. 119 Уголовного кодекса («Угроза убийством»), но это уже не считается тяжким преступлением, и поэтому у следствия есть основания для изменения меры пресечения на подписку о невыезде.

Джураева освободили - и сразу же после этого он пропал.

- В самом факте освобождения под подписку было нарушение закона российскими правоохранителями?

- Да. О любом следственном действии - а предъявление нового обвинения является следственным действием - обязаны предупреждать адвоката, об этом прямо говорится в Уголовно-Процессуальном кодексе. Мне же никто ничего не сказал.

- В своем заявлении Джураев говорит, что добровольно отправился в Таджикистан. Когда вы с ним общались в Москве, он высказывал подобные идеи?

- Нет, конечно. У него ужас в глазах был, когда он думал, что его могут похитить и вывезти в Душанбе: до этого было много случаев похищения. Он до конца боролся, чтобы не попасть в Таджикистан. Буквально накануне освобождения его посещали представители Общественной наблюдательной комиссии, которые наблюдают за тюрьмами, - и он не только не высказывал намерения вернуться в Таджикистан, а говорил, что будет бороться, чтобы остаться в России.

- Низомхон Джураев - гражданин Таджикистана?

- Да. Но он обращался в Управление Верховного комиссара по делам беженцев, чтобы ему предоставили статус беженца. Человек прилагал огромные усилия, чтобы остаться в России.

В заявлении Джураева, которое 7 апреля было показано по таджикским телеканалам, он говорит, что вышел из изолятора и решил поехать в Таджикистан. Вот прям так, не помывшись, не побрившись… Ничего не сказав родственникам… Будто бы он приехал на какой-то рынок, взял у земляков 15 тысяч рублей, каким-то образом добрался до Оренбурга, затем перешел границу России и Казахстана, потом как-то оказался в Алма-Ате. Оттуда он добрался до Бишкека, перейдя казахстанско-киргизскую границу, из Бишкека - в Ош, и потом, перейдя киргизо-таджикскую границу, оказался на севере Таджикистана. И уже оттуда приехал в Душанбе и сдался властям.

- И все - за неделю и 15 тысяч рублей…

- Да, и еще без документов, только со справкой об освобождении на руках. Его паспорт у меня.

- До сих пор?

- Да. Если бы он, действительно, созрел, чтобы добровольно вернуться в Таджикистан - что ему мешало сначала объявить о своем решении родственникам, взять у них денег на билет, потом забрать у меня свой паспорт - и спокойно отправиться на самолете в Душанбе, а не ехать неделю через всю Евразию?

- Это похоже на специальную операцию Москвы и Душанбе по его экстрадиции, которая позволяет обойти запрет ЕСПЧ.

- Как только было принято решение ЕСПЧ о запрете на экстрадицию Джураева, тут же было задействовано это дело о покушении на убийство в городе Щелково, лишь бы не выпускать Низомхона из-под стражи. Решение о его аресте было принято 7 марта, а уже 29 марта Джураева выпустили. То есть сначала человека обвиняют в покушении на убийство, эта статья предусматривает наказание вплоть до пожизненного заключения, - а уже через 20 дней приходят к выводу, что нет доказательств, и переквалифицируют его действия. Вы можете себе такое представить?

Это все - придуманная многоходовка, и мне очень странно, что есть люди, которые заняты тем, что ищут пути обойти закон.

- Да, это похоже на совместную спецоперацию с участием таджиков.

- Заместитель начальника следственного отдела Щелково, который без меня предъявил Джураеву обвинение и отпустил, - был каким-то образом, опосредованно или однозначно, - связан с таджиками. В материалах дела есть факс из прокуратуры Согдийской области, обращенный лично к нему, - в нем его просят не допустить освобождения Джураева.

- Из своих источников мы знаем, что в те же дни, в конце марта, в Москве находился Джурахон Заиров, бывший представитель МВД Таджикистана в России, сейчас - глава УБОП (Управления по борьбе с организованной преступностью) Таджикистана. Говорят, Заиров и Джураев были в хороших отношениях, они оба из Исфары. Как вы думаете, не мог Заиров чего-то пообещать Джураеву, чтобы тот, действительно, согласился добровольно уехать? Может, его чем-то соблазнили?

- Я не знаю о визите Заирова. Я не могу себе представить, что Низомхона чем-то могли соблазнить, но я, конечно, не он - поэтому никаких гарантий дать не могу. Но я общалась с Джураевым на протяжении полутора лет, и у него никогда не было желания поехать в Таджикистан.

- У Джураева в Таджикистане дети?

- Да, двое, они несовершеннолетние.

- Какие ваши действия сейчас?

- Я написала, куда только возможно, с требованием провести разбирательство по факту похищения Джураева. В это дело даже вмешался депутат Госдумы Дмитрий Гудков, который написал запрос Генпрокурору Юрию Чайке.

Я поставила в известность ЕСПЧ, что наши опасения подтвердились и Низомхон Джураев обнаружился в Таджикистане. Все факты свидетельствуют, что он мог сделать такое заявление только под давлением. Я и Елена Рябинина являемся представителями в Европейском суде по этому делу, и мы попросили ЕСПЧ экстренно вмешаться в ситуацию и потребовать от правительства РФ, чтобы они приняли меры по возвращению Джураева из Таджикистана, по аналогии с «делом Гарабаева» (В 2002 году бывший бухгалтер ЦБ Туркмении Мурад Гарабаев был экстрадирован в Ашхабад по решению генпрокурора РФ Владимира Устинова. Однако после вмешательства ЕСПЧ, куда пожаловалась адвокат Гарабаева А.Ставицкая, выяснилось, что экстрадиция была незаконной, так как Гарабаев имеет двойное российско-туркменское гражданство, и его вернули в Москву и поместили в Лефортовский СИЗО, - ред.).

- Но «дело Гарабаева» уникально…

- Да. Но мы ждем ответа от ЕСПЧ.

- Вы говорили, что Джураев боялся, что его украдут, потому что до этого уже были украдены и вывезены несколько таджиков…

- Да. В 2005 году похитили в подмосковном Королеве Махмадрузи Искандарова. ЕСПЧ вынес решение, что к этому похищению причастны власти РФ, было возбуждено уголовное дело - но никто не наказан, расследование приостановлено. Я постоянно требую возобновления расследования, но никто никаких разбирательств не ведет, все на это чихать хотели. И конечно, раз такая безнаказанность, - они будут проделывать это снова и снова…

После Искандарова было похищено еще несколько таджиков. И ЕСПЧ 25 января 2012 года разразился гневным письмом в адрес правительства РФ, где было написано, что подобные похищения подрывают авторитет Европейского суда, поскольку похищаются люди, находящиеся под защитой ЕСПЧ, и что их вывозят в страны, где применяются пытки. ЕСПЧ потребовал от РФ предоставить более серьезные объяснения - потому что суд не удовлетворили те отписки, которыми РФ ограничивалась раньше. ЕСПЧ потребовал объяснить, каким образом эти люди были перемещены на территорию другого государства, и отчитаться, какие меры были приняты, чтобы подобное впредь не повторялось.

И вот через два месяца после этого письма - новое похищение.

В письме ЕСПЧ от 25 января был список лиц, находящихся под защитой Европейского суда. Представитель РФ заявил, что правительство России разослало этот список во все службы: пограничникам, в ФСБ, в ФМС, Генпрокуратуру, - с тем, чтобы эти люди не могли пересечь границу Российской Федерации.

Но тогда тем более непонятно «добровольное» заявление Джураева, который рассказывает, что пересек границу с Казахстаном со справкой вместо паспорта. Его должны были остановить.

Но если действовать по закону. Однако понятно, что никто не вывозит «украденных» людей под их собственными именами, все это происходит незаконно, как с Искандаровым: мешок на голову - и в самолет. Никаких мер не принимается, расследований не проводится… А Матюшкин, уполномоченный РФ при ЕСПЧ, пишет на запрос о Джураеве: мы и сами не знаем, где он, направили запрос в Генпрокуратуру…

И теперь у них появился новый прием: «добровольное» признание, когда человек заявляет, что сам вернулся и сам прошел через все границы. И это усложняет дело: если Джураев будет настаивать на добровольном возвращении, то власти Таджикистана и России снимут с себя всякую ответственность. Конечно, эти «добровольные признания» не убедят ни одного здравомыслящего человека, но им-то какая разница?

Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»

Источник: ИА "Фергана"
Автор: Мария Яновская
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию
07.1214:14В Таджикистане через пять часов после похищения освобожден ребенок
07.1213:31НБТ связывает низкий уровень доверия к банкам с их недостаточной прозрачностью


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156360