Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Политика/Власть

02.05.201212:58
Источник изображения: news.tj

Вывод сил НАТО из Афганистана и последствия для Таджикистана

Многих беспокоит, как будет развиваться ситуация в Афганистане после вывода войск НАТО, и как это отзовется на Таджикистане. Существует много спекуляций на эту тему, и в то же время много действительно оправданных страхов.

Одним из наиболее серьезных опасений является страх политической нестабильности в Афганистане после ухода НАТО. Он связан со следующими обстоятельствами:

1. Во-первых, существует опасение, что президенту Хамиду Карзаю не хватит политической легитимности, чтобы остаться у власти, и борьба за верховную власть может привести к росту напряженности между различными этническими общинами в Афганистане. Уже сейчас идут дискуссии о будущей этно-политической композиции власти в Афганистане, в частности о возможности установления федеративного или конфедеративного устройства.

С одной стороны Таджикистан не заинтересован в реализации проектов федерализма в Афганистане, так как в условиях Афганистана - это путь к сепаратизму, и далее - к гражданской войне. При высоком уровне контактов и общей идентичности южных таджиков с таджиками Афганистана, идеи афганского федерализма становятся прямой угрозой территориальной целостности Таджикистана. Если учесть, что таджики Афганистана живут не только компактными группами на севере страны, но и населяют все крупные города Афганистана, то федерализм негативно отразится именно на таджиках Афганистана.

С другой стороны, Таджикистан не заинтересован в допущении пуштунов к полному контролю над страной. Это может произойти и в случае возвращения талибов к власти, и в результате действий НАТО.

Поэтому Таджикистан устраивает нынешний статус-кво, при котором пуштуны разделяют власть с представителями непуштунских народов. В то же время вызывает беспокойство уничтожение влиятельных фигур Северного Афганистана, таких как профессор Раббани. Это укрепило представление о недопустимости любых переговоров и компромиссов с талибами и сократило поле для маневра Таджикистана. Это важно, так как за десятилетие после начала антитеррористической кампании одновременно шли два процесса: 1) стремительный рост торговых, социальных, политических, военных контактов между двумя странами; 2) потеря каналов влияния Таджикистана на Афганистан, рост недоверия, ухудшение взаимопонимания между элитами Таджикистана и Афганистана, снижение их способности учитывать взаимные интересы и согласовывать свои действия. Последнее в первую очередь вызвано разобщенностью и ослаблением элит Северного Афганистана. В настоящее время Раббани заменить некем, так как нет уважаемой, признанной всеми персоны, представляющей интересы таджикоязычного населения Афганистана. В то же время такие люди крайне необходимы, так как Таджикистан имеет обширные планы по участию в реконструкции Афганистана.

В случае если власть перейдет к талибам Таджикистан будет вынужден решать вопрос, о том, как с ними взаимодействовать, на каком уровне и в каких пределах.

2. Во-вторых, политическая раздробленность в Афганистане также будет представлять угрозу для безопасности и территориальной целостности Таджикистана. Известно, что власть в Афганистане крайне децентрализована, и что реальное управление на местах осуществляют множество локальных полевых командиров, которые не принадлежат ни к какому политическому направлению. Движение «Талибан» уже давно не обладает тем влиянием, которое оно имело раньше, но талибы берут на себя ответственность за различные события, так как им выгодно выглядеть по-прежнему мощной политической силой. В действительности структурирование политической власти в Афганистане строится на местной региональной и этнической основе.

Фактическая фрагментация политических сил на фоне крайней слабости государства, бюрократической машины будет усиливать хаос, и представлять угрозу безопасности Таджикистана. В этой связи главным вопросом становится усиление охраны границ, включая вопросы оборудования больших участков границы, а также вопрос, как контролировать объединенные локальные группировки с обеих сторон границы, и сохранить приграничную торговлю. В этой связи также существует серьезная угроза возникновения лагерей оппозиции на афганском берегу, а также роста влияния талибской идеологии в Таджикистане. Все это потребует не только укреплять границу, но и больше тратить на службу безопасности внутри Таджикистана. Это, безусловно, негативное обстоятельство, которое может осложнить будущее Таджикистана.

3. Существует также еще одна гипотетическая, но реальная опасность – это попытка Узбекистана воспользоваться ситуацией и попытаться усилить давление на Таджикистан, в расчете на то, что Таджикистан в тяжелых условиях потери безопасности на юге будет более сговорчивым. На данный момент, несмотря на обострение таджикско-узбекских отношений, об этом можно не беспокоиться, но в случае естественной смены руководства, ситуация может измениться к худшему.

4. Неизбежное усиление охраны границ и ужесточение пограничного режима больно ударит по проектам развития транспортной и электро инфраструктуры и торговли между Таджикистаном и Афганистаном. Для Таджикистана было бы сейчас очень выгодно воспользоваться своим геостратегическим положением и извлечь максимальные выгоды от буферного положения между Китаем, Индией, Ираном, Казахстаном и Россией. Для этого необходимо осуществить транспортно-коммуникационные проекты, способствующих развитию межрегиональных экономических связей, такие как, например, проект железной дороги, связывающей Китай с Ираном через Таджикистан и Афганистан. Эти проекты, важные в связи с конкуренцией с Узбекистаном, не будут реализованы из-за усиления нестабильности в Афганистане и необходимости закрывать границу.

5. Для Таджикистана существует также опасность свертывания таджикско-афганской торговли. Она активно развивалась в течение последних 10 лет, хотя потенциал ее роста далеко не исчерпан. Афганистан поставляет в Таджикистан сухофрукты, цитрусовые и реэкспортирует пакистанский цемент и картофель. В свою очередь, Таджикистан экспортирует в Афганистан товары легкой промышленности и сжиженный газ, а также реэкспортирует российское топливо и древесину. В целом товарооборот относительно невелик, но он представляет собой в основном приграничную торговлю, очень важную для развития Севера Афганистана. Примерно одна треть товаров, пересекающих границу, имеет местное происхождение. Таджикская сторона приняла ряд нормативных актов, направленных на упрощение приграничной торговли с Афганистаном, 31 группа товаров из Афганистана освобождена от налогов и пограничных сборов. Однако существуют барьеры в развитии торговли. В Афганистане уже несколько лет идет острая конкурентная борьба между южным и западным транзитными коридорами, с одной стороны, и северными транспортными коридорами – с другой. Афганские власти повышают импортные пошлины на ряд товаров, ввозимых с территории Таджикистана, что приводит к росту внутренних цен и увеличению контрабандных поставок этих же товаров из Пакистана. Южные и западные транзитные коридоры выигрывают конкуренцию с Севером, так как 60% товаров по этим путям ввозится контрабандой

6. Энергетика. Риски, связанные с водно-энергетическими спорами, возрастут при любом сценарии развития событий. Наибольшее значение имеют долгосрочные угрозы безопасности в Центральной Азии, связанные с конкуренцией за воду и экспорт электроэнергии. Таджикистан планирует развивать гидроэнергетику и экспортировать электроэнергию в Афганистан и далее в страны Южной Азии, что дало бы мощный толчок развитию экономики Афганистана. Для того, чтобы перекачивать большие объемы электричества необходимы соответствующие линии передач. Поэтому Таджикистан активно участвует в проекте CASA-1000. (Central Asia — South Asia–1000). Этот проект предполагает экспорт электроэнергии из Таджикистана и Киргизии в Афганистан и Пакистан и является первым шагом на пути создания общего электроэнергетического рынка двух регионов — Центральной и Южной Азии. Стоимость проекта составляет 953 миллиона долларов США. Инвестировать собираются Россия и Всемирный банк.

По мнению большинства экспертов, реализация проекта CASA-1000 станет малоэффективной, если в Таджикистане не будет достроена Рогунская ГЭС, против чего активно выступает Узбекистан. Поэтому Таджикистан поддержит тот проект будущего Афганистана, который будет способствовать достройке Рогунской ГЭС и расширению экспорта электроэнергии в Афганистан. Таджикистан с 2008 г., уже экспортирует в Афганистан электроэнергию. Для увеличения масштабов экспорта в минувшем году завершилась прокладка линии электропередачи 220 кВ из Таджикистана в Афганистан. Однако эти планы встречают препятствия в виде конкуренции с Узбекистаном.

7. К рискам, связанным с Афганистаном, относится также незаконный оборот наркотиков. Риск того, что выращивание опийного мака и производство героина еще увеличится после вывода войск НАТО, достаточно реален. Это приведет к дальнейшему росту коррупции и криминализации системы государственной власти в РТ, а также росту наркомании и распространении ВИЧ/СПИД.

Сейчас различные силы предлагают свои сценарии активного участия Таджикистана в реконструкции Афганистана. Один из них - новая американская инициатива США «Современный Шелковый путь». Ее заявленная цель - оказание содействия в восстановлении экономики, мира и стабильности в Афганистане путем привлечения к этому процессу государств-соседей Афганистана. План возрождения Нового Шелкового пути предусматривает соединение энергетических и транспортных линий Центральной и Южной Азии, в том числе через линии электропередачи CASA-1000, газовые трубопроводы, автомобильные и железные дороги. Президент Рахмон поддержал американскую инициативу, выразив готовность таджикской стороны активно участвовать в ее практической реализации. Цели этой инициативы: укрепление присутствия экономических интересов США, предотвращение обратного развития, тем самым реализация широкие стратегические цели США. Кроме того, осуществление «Современного шелкового пути» призвано подорвать экспортную монополию России и обеспечить доступ к жаждущим новым рынкам Китая, Индии и Пакистана».

Существует другой проект реконструкции Афганистана с активным участием Таджикистана – это инициативы «Душанбинской четверки», в которую входят Россия, Пакистан, Афганистан и Таджикистан. Президенты Карзай, Зардари, Медведев и Рахмон договорились о разработке «дорожной карты» долгосрочного сотрудничества в сфере торговли и экономики. Она должна включать сотрудничество в сфере авиационного, автомобильного и железнодорожного сообщения, энергетические проекты, модернизацию и создание производств, формирование благоприятного инвестиционного климата и расширение торговли.

Страны Душанбинской четверки планируют сотрудничать с международными финансовыми институтами. Приоритетами являются создание системы передачи электроэнергии CASA-1000 и другие энергетические проекты, а также проект газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. В сфере безопасности и военного сотрудничества страны четверки приветствуют передачу афганским вооруженным силам ответственности в сфере безопасности в русле «кабульского процесса». Приоритетами остаются борьба с терроризмом, экстремизмом и трансграничной преступностью. Причем страны четверки согласились, что необходимо шире обращаться к возможностям ШОС и Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Таджикское правительство поддерживает оба проекта, так же как и любые другие проекты, направленные на стабилизацию Афганистана. Однако разворачивание событий обязательно потребует от Таджикистана разработки стратегии взаимоотношений с Афганистаном после вывода войск НАТО.

Если во главу угла ставить интересы Таджикистана, то придется признать, что в любом случае Таджикистану придется вести сильную, но осторожную политику на афганском направлении. Несмотря на то, что поле для маневра очень узкое – мало выбора при определении своих позиций.

При этом эта политика будет включать российский фактор: согласившись на российские базы и российское присутствие в экономике Таджикистана надо совмещать с участием в западных и китайских проектах. В то же время Таджикистан должен вести сильную и самостоятельную афганскую политику.

Афганистан, где сосредоточен за последнее десятилетие клубок противоречий многих мировых и региональных держав в т.ч. США, ЕС, России, Китая, а также Индии, Пакистана, Ирана для Таджикистана как ближайший сосед дает шанс быть в качестве активного игрока и во внутриафганском процессе, и в противоречиях главных игроков вокруг Афганистана.

Активное участие во внутриафганском процессе означает иметь контакты с разными противоборствующими сторонами и иметь дело с любым вариантом прихода к власти победившей силы, максимально отстаивая интересы Таджикистана, даже если окончательная победа достанется талибам.

На фото - автор материала

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: востоковедения и письменного наследия им. Рудаки,главный научный сотрудник Института языка,д.и.н.,М. Олимов,литературы
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен
03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
01.1217:52Земан и Рахмон не стали общаться с журналистами(2)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00