Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

25.05.201217:39
Источник изображения: Радио Свобода

Кен Гросс: «Мы верим, что нашу критику власти Таджикистана принимают серьезно»

Посол США В Таджикистане Кен (Кеннет) Гросс возглавляет американскую дипмиссию с августа 2009 года. До назначения на этот пост, был заместителем главы миссии в Таджикистане (2002-2004 гг.), работал на дипломатических постах в Ираке, Гаити, Малайзии, Непале и Германии. На службу в Государственный департамент США приступил в 1987 году. Владеет таджикским, немецким и французским языками.


ПРИОРИТЕТЫ США В ТАДЖИКИСТАНЕ

Озоди: Вы проработали в Таджикистане несколько лет и показали себя как  влиятельного, активного и открытого  дипломата западной страны, который никогда не молчал по поводу критических событий в Таджикистане. Вас называют защитником свободы слова, чья поддержка в деле многих журналистов, попавших под преследование властей, была знаковой. Имели ли ваши высказывания когда-либо негативный оттенок в отношениях между США и Таджикистаном?

Гросс: Это очень хороший вопрос. Мы прочно верим в свободу прессы и СМИ. Мы чувствуем ответственность, когда думаем, что   правительство Таджикистана могло бы действовать иначе, в интересах граждан  и поддержит идею свободной прессы. Мы были открыты и говорили свое мнение. Причина в том, что мы прочно верим, в то, что делаем. Касательно отношений – нет, я не думаю, что какому бы там ни было  государству, было бы приятно слышать то,  что рассматривается как критика. Но я верю в наши отношения.

Озоди: Какие у США приоритеты в Таджикистане? 

Гросс: Мы работаем в различных сферах с правительством Таджикистана, с народом Таджикистана. Я бы сказал, что  нас беспокоят вопросы безопасности и стабильности в регионе, то, что происходит последние годы в Афганистане, деятельность наших партнеров по коалиции. Кроме того, очень важно  сотрудничество с  нашими  партнерами по Центральной Азии. Это не только проблемы, касательно Афганистана и Талибан, но также и вопросы  касательно угрозы наркотиков. Мы очень близко работаем с правительством Таджикистана по этим вопросам. Также мы пытаемся помочь развивать и бизнес-среду. Я думаю, было бы хорошо, если  в Таджикистан вливалось бы больше зарубежных инвестиций, которые позволили трудоустроить большее число людей в Таджикистане. По этой теме мы близко сотрудничаем с разными организациями в Таджикистане.


​​Есть еще и две другие сферы, которые нам кажутся важными. Это обмен мнениями не только на уровне правительств, но и на уровне простых людей. У нас есть несколько программ по обменам. Одна из таких программ позволяет посылать молодых ребят из Таджикистана в США пожить в течение года в семьях, ходить в школу и знакомиться с образом жизни этой страны. У нас есть такие программы обменов специалистами, для студентов вузов. Очень важной считаю программу визита американцев сюда, чтоб изучали  Таджикистан. Мы уверены, что это самое лучшее вложение денег, так как это увеличивает возможности для обоюдного изучения.  


ОТНОШЕНИЯ В РАКУРСЕ США, ТАДЖИКИСТАН И РОССИЯ

Озоди: Российская пресса часто муссирует идею о том,  что рассматривая Таджикистан через призму безопасности в Афганистане, США намерены увести Душанбе из-под влияния Кремля. Что вы думаете по этому поводу?

Гросс: Я верю, что Таджикистан независимое государство. США, в свою очередь, не пытается оторвать  Таджикистан от его традиционных с Российской Федерацией связей, с которой поддерживает  многие годы. Мы не верим, что отношения между США и Таджикистаном и между Россией и США в Таджикистане складываются таким образом, что, говоря иным языком,  выигрыши сторон противоположны друг другу. Не думаю, что одной стране будет хорошо, когда другая что-то потеряет. Я думаю, что это во благо  всех трех стран, для всех быть вовлеченными в самые возможные высокие уровни сотрудничества. Я не верю, что если наши отношения будут развиваться с Таджикистаном, это навредит отношениям Таджикистана и России, и наоборот,    Российская Федерация имеет длительные и многолетние связи и программы сотрудничества с Таджикистаном. Мы не пытаемся навредить им. Мы верим, что это в пользу всех стран, иметь открытые отношения с Таджикистаном. Я думаю, это в нашу пользу, в пользу России, а также в пользу правительства Таджикистана.


2014 ГОД – НЕ ЗНАЧИТ ПОЛНЫЙ УХОД США ИЗ АФГАНИСТАНА

Озоди: Сегодня часто обсуждается вопрос вывода войск из Афганистана. Простой обыватель рассматривает это как полный уход США из Афганистана. Скажите, пожалуйста, если США и другие западные страны уйдут из этой страны, как они намерены защищать свои геополитические интересы в этом важном регионе мира?

Гросс: Совсем скоро начнется вывод коалиционных войск из территории Афганистана и этот процесс должен завершиться к 2014 году. Для США это не означает, что все иностранные войска покинут Афганистан. Мы ведем переговоры с афганскими партнерами о том, чтобы  оставить некоторые отряды войск для  тренингов  и других целями. То есть это не означает, что все силы будут выведены из территории Афганистана. Некоторые  силы останутся для поддержки афганских сил безопасности, помочь обучить новые отряды военных. Страну покинут силы, участвовавшие в боевых операциях. Задача коалиционных сил заключается и в тренинге национальных сил безопасности тоже. Сейчас постепенно идет  передача контроля над обеспечением безопасностью в руки афганских сил в разных  провинциях страны. Это поэтапный  процесс. Тотального вывода американских сил из территории Афганистана не будет. Как я сказал, согласно договоренностям с нашими афганскими партнерами, некоторое число наших военных останутся для оказания помощи в виде тренингов и других целей.  



НОВОЙ АМЕРИКАНСКОЙ ВОЕННОЙ БАЗЫ НЕ БУДЕТ


​​Озоди: Согласно некоторых источников, после вывода войск из Афганистана страны Центральной Азии  были бы не против разместить на своей территории контингенты западных войск. Некоторые журналисты спекулируют, что этот шаг предпринимается со стороны Душанбе ради соблюдения баланса и в некотором роде обеспечения собственной безопасности. Поговаривают, что эту тему могли обсуждать и на саммите НАТО в Чикаго, можете ли вы подтвердить это?



Гросс: Я был в Чикаго, но, как я понял, тема возможного размещения американских сил на территории одной из этих стран после их ухода из Афганистана, не обсуждалась.  То, что там обсуждалось, касалось  происходящих в Афганистане событий, что будет после 2014 года, когда силы коалиции покинут эту страну. Думаю,  саммит НАТО был направлен на подтверждение приверженности сил НАТО, сил коалиции и соседних стран  на мир и стабильность в регионе. Вывод боевых сил из Афганистана означает конец участия  всех этих стран – НАТО, коалиционных сил и других стран в операциях Афганистана в интересах этой страны, и у самих афганцев появилась возможность применить усилия по стабилизации обстановки в своей стране.

Другими словами, как мы говорили и раньше, 2014 год это год  преобразований, когда мы будем по прежнему помогать восстанавливать эту страну, и не только   США, но и другие страны продолжат свою поддержку Афганистану. Вопрос не в 2014 годе, когда мы скажем «до свидания» и все. Мы продолжим работать с Афганистаном, мы будем продолжать оказывать поддержку, по необходимости,  и не только США, но и все остальные страны, вовлеченные в этот процесс, чтобы удостовериться в том, что переходный период в Афганистане проходит максимально мягко, что они могут  договариваться с Талибан и они могут предоставлять больше услуг для своего народа.

Я повторюсь, никаких планов по дислокации войск на территории Центральной Азии нет. Мы продолжим наше сотрудничество с правительством Таджикистана в сфере нужд по укреплению безопасности границ, в консультациях с другими странами.



ТАДЖИКИСТАН И УЗБЕКИСТАН ДОЛЖНЫ ДОГОВОРИТЬСЯ САМИ

Озоди: Ваше отношение к проблемам Таджикистана и Узбекистана, которые, по мнению критиков, достигли тупикового положения с точки зрения дипломатии?

Гросс: Если вы посмотрите  на таджикский и узбекский народы, вы поймете, что тысячелетиями они имеют близкие контакты друг с другом. У них очень много схожестей, кроме языка. Сейчас два независимых государства разделяют эти  народы.   У них определенные проблемы и аргументы, схожие с теми, что могут существовать в отношениях друзей.  Аргументы кажутся   серьезными потому, что они близки друг к другу. Я не думаю, что для некоторых вопросов  могут быть легкие решения.  Я думаю, что самым лучшим способом решения этих вопросов будет, если оба лидера стран продолжат обсуждать их. Опять-таки, учитывая сколько  общности и истории в прошлом этих народов, то говоря искренне, можно понять, как много у них общих  интересов. Будет иметь смысл, если эти страны направят больше усилий для улучшения отношений и преодоления  разногласий между ними. Сейчас территории этих стран  разделены на два государства, но народы прожили тысячелетиями рядом друг с другом. И  то, что  происходит сейчас, надеюсь, займет короткий срок в их совместной истории. 

Озоди: Могут  ли  США содействовать в улучшении отношений двух соседей, являющимися для Вашингтона стратегическими партнерами? 

Гросс: Я думаю, мы были бы  заинтересованы сделать все, что в наших силах, но мы должны помочь этим странам самим наладить отношения друг с другом. Большинство вопросов, как я вижу, касаются  самих этих стран. Здесь нет вопросов, выходящих за пределы этих государств, где бы  США могли прийти и сказать, что «мы тоже заинтересованы». Мы были бы рады, если  обе страны хотели бы нашей помощи. Мы считаем, что было бы важно, если эти страны провели прямые переговоры, чтобы разрешить эти вопросы самим. 



В ИРАНСКОМ ВОПРОСЕ - ПРЕДПОЧТЕНИЕ  ДИПЛОМАТИЧЕСКИМ ПЕРЕГОВОРАМ 

Озоди:  Во время пребывания в Душанбе,  Роберт  Блейк призвал страны Центральной Азии бойкотировать Иран, который Запад и Европа обвиняют в желании создать атомную бомбу. Считаете ли вы, что в случае продолжающегося накала в отношениях Исламской Республики и мирового сообщества, Запад может рассматривать более радикальные пути давления или устрашения Тегерана? Некоторые опасаются того, что США могут начать войну с Ираном.

Гросс: Вопрос природы атомной программы Ирана  является предметом беспокойства  не только США, но и Совета безопасности ООН, а также Международного агентства  по атомной энергии ООН (МАГАТЭ). Ни одна страна не против мирного использования атомной энергии Ираном. Проблема в том, что существует несколько фактов, указывающих на то, что правительство Ирана преследует обогащение урана только для производства оружия. Интерес мирового сообщества заключается в том, чтобы убедиться, что если Иран продолжит свои исследования и движения в направлении создания атомного оружия,  как член Договора о нераспространении ядерного оружия, будет придерживаться обязательств,  которые  иранское правительство приняло на себя.

Как я говорил, мы, в США преследуем два пути: мы нажимаем на дипломатию, чтобы убедить Иран в том, что это в его интересах  и интересах мирового сообщества провести инспекцию  из числа представителей МАГАТЭ. С другой стороны, мы пытаемся побудить Иран через санкции, которые были  наложены США и Европейским Союзом, позволить провести полноценную инспекцию и дать ответ на те сигналы, которые говорят о том, что Иран задумывается о производстве оружия. Надеюсь, этот нажим   сработает,  и  переговоры состоятся и мы получим согласие Ирана на это. Это то, что было сегодня достигнуто в Багдаде. Мы ожидаем услышать результаты этих дискуссий. Кроме того, в Тегеране прошли переговоры представителей МАГАТЭ и правительства Ирана. Они пытаются договориться, чтобы сохранить безопасность, чтобы Иран мог производить безопасную атомную энергию, не производя атомное оружие.


Мы не исключаем любых действий, но очевидно, что больше предпочитаем вести мирные  переговоры. Сегодняшние переговоры  в Багдаде были продуктивными и мы можем продолжать в таком духе. Достижение соглашения позволит мировому сообществу определить существуют ли какие-либо движения Ирана по направлению к созданию атомного оружия. Если нет, то Ирану будет позволено развивать свои  атомные способности.

Озоди:  В случае военных действий против Ирана, какую реакцию США ожидают от своих партнеров на пространстве бывшего СССР, в том числе от Таджикистана?

Гросс: Как я подчеркнул, мы решительно желали бы, решать эти вопросы с правительством Ирана через переговоры и диалог. Если они не будут успешными,  будет  больше санкций и давления.  Вопросы касательно «возможных» военных акций, слишком гипотетичны,  особенно когда они касаются других стран. Мы бы предпочитали решить этот вопрос  мирового сообщества с  Ираном без применения каких-либо  военных действий. 



РЕФОРМЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ – ЗА ТАДЖИКСКИМ НАРОДОМ

Озоди:  Считаете ли вы, что таджикским властям необходимо проводить политические реформы?

Гросс: Я думаю, если  говорить обобщенно, то это вопрос таджикского народа к властям: что они хотели бы от своего правительства? Мы часто общаемся с правительством. Когда мы считаем нужным обсудить какие-то вопросы, которые важны для народа и страны, мы их обсуждаем. Это  за народом Таджикистана сказать, что нужно  реформировать то-то и это. Но когда возникают вопросы, где правительство должно проявить свою приверженность обязательствам, то мы не колеблясь, говорим об этом.

Озоди:  Насколько серьезно власти Таджикистана воспринимают критику, которая звучит из уст Запада в вопросах соблюдения прав человека и демократических реформ?

Гросс: Очень хороший вопрос. Думаю, ни одна власть не любит критику, особенно, когда это происходит публично. Мы говорим с правительством, так как считаем, что существуют вопросы, которые должны делаться лучше, касаются ли они свободы прессы, реформ выборов и других вопросов. Мы верим, что нашу критику власти Таджикистана принимают серьезно. Цель нашей критики, как мы верим, сделать лучше деятельность правительства ради своих граждан. Мы проводим диалог с правительством, были времена, когда они предпочитали, чтобы мы их не критиковали.

Но я уверен, что у нас хорошее и настоящее сотрудничество. Мы можем с ними говорить, и они тоже могут общаться с нами по любым вопросам. Они говорят с нами, когда думают,  что США должны делать что-то по-другому, они приводят свои доводы. Мы делаем тоже самое.   Мы уверены, что если что-то исправляется правительством, то это лучше для народа Таджикистана.


Озоди:  До вашего назначения на пост посла Таджикистана, вы несколько лет работали в самом посольстве. Как вы оцениваете  в общем  этот период вашей деятельности, довольны ли вы своей работой на посту посла и как вы оцениваете перспективы сотрудничества Таджикистана и США?


Гросс: Думаю, очень хорошо. Вы напомнили, что я работал в Таджикистане еще в период 2002-2004 гг. Я думаю что мы становимся ближе. Думаю, у нас несколько похожих интересов в некоторых сферах, где мы сотрудничаем. Мы становимся зрелыми, как я сказал. Думаю,  есть некоторые области сотрудничества с Таджикистаном, которые нужно укреплять и дальше и мы обсуждаем эти вопросы друг с другом. Одно из направлений - это наши ежегодные консультации, последние из которых – третьи консультации министров иностранных дел закончились на прошлой неделе в Вашингтоне. Для меня важно знать, каково состояние наших отношений. Думаю, отношения развиваются и становятся крепче.

Хуршед Хамдам, Хиромон Бакозода, Акрам Абдукаххоров, радио Озоди

Источник: Радио "Свобода"
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1220:22Чего ожидает Душанбе от нового лидера Узбекистана?
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов
05.1216:04Заветная мечта паренька из глубинки. ВИДЕО
05.1216:01Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев обсудили перспективы таджикско-узбекских отношений
05.1215:30Какова же реальная длина Великой Китайской стены?


Самое обсуждаемое

03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)
05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(1)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00