Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Комментарии

25.05.201213:09
Источник изображения: news.tj

Таджикско-иранское бизнес-сотрудничество трещит по швам

В редакцию «АП» поступил ответ от Центра управления проектами энергетического сектора (ГУ «ЦУПЭС») на статью, опубликованную в «АП» №33 от 2 мая 2012г., «Милости просим, или Инвесторам входить не рекомендуется». Публикуем его с комментариями автора материала.

НАПОМНИМ. Совместная иранско-таджикская компания «Рохи корвон», которая выиграла тендер на постройку 8 малых ГЭС в Таджикистане, обвинила таджикскую сторону в незаконном расторжении контракта с ней и требовала возмещения ущерба.

В ответе ГУ «ЦУПЭС» отмечается, что в статье допущено много неточностей и некорректности, что вводит читателей в заблуждение. Письмо подписано руководителем проекта «Строительство малых ГЭС в сельской местности Таджикистана» Ашуром Мирзоевым. В своем ответе он пишет, что СП «Рохи корвон» не является инвестором, а автор статьи, не отличая подрядчика от инвестора, громко заявляет в заголовке статьи: «…Инвесторам входить не рекомендуется». Доводим до сведения господина Мирзоева, что слово «инвестор» в заголовке имело отношение к возможным будущим иностранным инвесторам, которые захотят вложить свои средства в экономику Таджикистана. Если у нас в стране в открытой форме ущемляются права совместных предприятий, которые работают на основе международного проекта, что тогда ждет инвесторов? Кстати, «АП» неоднократно публиковала статьи о рейдерских захватах имущества иностранных компаний в Таджикистане, в том числе и со стороны госструктур.

Ашур Мирзоев, ссылаясь на слова руководителя иранской компании «Говхарруд» Аббоси Дехнави, обвиняет руководителя СП «Рохи корвон» в том, что он обманным путем перечислил авансовую оплату на свой счет и тем самым отстранил от проекта компанию «Говхарруд». Возможно, господин Мирзоев не знает, что Аббос Дехнави сам предоставил им этот банковский счет? По словам руководителя СП «Рохи корвон» Фаридуна Торре, его партнер, согласно договоренности, должен был предоставить банковские гарантии для реализации проекта в размере 70 процентов от всей стоимости. Однако Дехнави не смог сделать этого, вследствие чего реализация проекта оказалась под срывом, и 100-процентную гарантию всего проекта взяло на себя СП «Рохи корвон» с условием, что средства будут перечислены на счет этой компании в Таджикистане, так как этого требовал Амонатбанк, который и давал гарантии.

Господин Ашур Мирзоев обвиняет «АП» в том, что в статье все «необоснованные доказательства» приводятся со слов Фаридуна Торре, заинтересованного человека, и, естественно, предназначены для его же оправдания. В частности, он пишет, что «к примеру, со слов Фаридуна Торре, указывается, что выполненные со стороны СООО «Рохи Корвон» на 8 МГЭС работы на период от 2007 года по 24 ноября 2008 года составили 40-50% от общего объема. Автор игнорирует наши документы. Мы предоставили все акты, составленные официальной комиссией, документально подтвержденные объемы работ от 4 до 10% от общего объема работ, журналисту, но он в статье, не поверив актам официальной комиссии, со слов Фаридуна Торре пишет, что выполненные объемы со стороны СООО «Рохи Корвон» составляют 40-50%».

Хотим довести до сведения господина Мирзоева, что в опубликованной статье были приведены доводы обеих сторон, в частности по объему выполненных работ. Редакция не имеет права давать доводы только одной стороны, тем более когда они оспариваются второй стороной. В данном случае подрядчик в лице СП «Рохи корвон» считает, что в результате проведенной оценки работ со стороны комиссии объемы работ были сильно занижены, что и является предметом спора между двумя субъектами. Если, как утверждает господин Мирзоев, результаты первой оценки объема работ были правильные, в чем была необходимость проведения второй и третьей оценок, итоги которых давали другие результаты?

Ашур Мирзоев также опровергает слова Фаридуна Торре, что ГУ «ЦУПЭС» потребовало от него начать работу одновременно на всех объектах, ссылаясь на протокол трехсторонней встречи, который подписал и Ф.Торре, тем самым соглашаясь начать работы на всех объектах.

По словам Торре, он принял предложение заказчика начать строительство одновременно на всех ГЭС с учетом того, что в ближайшее время средства со стороны «Барки точик» будут перечислены на счет его компании. Замдиректора ГУ «ЦУПЭС» Зафар Гуломов также в интервью «АП» отмечал, что было обещано перечислить средства до конца 2007 года. Однако средства в течение всего времени реализации проекта так и не были перечислены. Если заказчик изначально принял решение не строить 3 ГЭС, которые должен был финансировать «Барки точик», у которого имелись финансовые затруднения, почему он не представил ни одного документа, чтобы подрядчик не начинал работы на этих объектах? Более того, на тот момент руководитель ГУ «ЦУПЭС» Санат Рахимов в своем письме указывает, чтобы подрядчик начал строительные работы на объекте «Хорма» с 06.12.2007г., «Тодж» - 07.02.2008г., «Ширкент» - 08.03.2009г., отмечая, что в противном случае ГУ «ЦУПЭС» будет вынуждено принять меры. Все эти объекты должны были строиться за счет средств «Барки точик». Так кого господин Мирзоев хочет ввести в заблуждение? ГУ «ЦУПЭС» рассчитывало, что подрядчик полностью построит 3 ГЭС за свой счет?

Далее Мирзоев отмечает, что «согласно протоколам встреч от 18 и 28 декабря 2007 года, проектные и мобилизационные работы не были завершены и отмечалась слабая организация работ на всех объектах. В то время как по графику эти работы должны были быть завершены до 30.12.2007 года. Согласно согласованному графику, до этой даты выполнение работ по всем объектам должно было составлять не менее 15%. Согласно протоколу встречи от 3.06.2008г., мобилизация на 7 объектах выполнена лишь наполовину, прогресс строительных работ на объектах очень низкий».

По словам подрядчика - Фаридуна Торре, работа продвигалась медленно из-за отсутствия компетентных субподрядчиков. Он отметил, что одним из требований заказчика было то, чтобы субподрядчиками были местные организации, однако многие из них не имели возможности реализовать данный проект. Более того, на тот момент средства от «Барки точик» так и не поступили на счет подрядчика. Главное, по словам Торре, проектирование объектов не было завершено, и он не мог заключать договора с субподрядчиками, так как не были известны конкретные объемы работ.

Господин Мирзоев также обвиняет подрядчика в том, что основное оборудование (агрегаты для МГЭС) на заводах-изготовителях, в нарушение всех норм и правил контракта, не было заказано, хотя со стороны Исламского банка развития была произведена предоплата в размере 20 процентов от стоимости оборудования. Подрядчик, в свою очередь, опять же ссылается на то, что часть средств на предоплату оборудования должен был выделить сам заказчик, однако этого сделано не было.

А. Мирзоев, ссылаясь на письмо от 28.08.08, отмечает, что подрядчик был предупрежден о том, что если он не ускорит ход работ на объектах и не произведет оплату за оборудование заводу-изготовителю, то контракт будет расторгнут. «По прошествии 10 месяцев от начала работ подрядчик не смог завершить до конца мобилизацию на всех объектах, нормальную организацию строительных работ и заказ оборудования», - пишет Мирзоев. При этом он опять же ничего не говорит о том, что средства на строительство со стороны «Барки точик» выделены не были.

По словам Фаридуна Торре, обвинения Мирзоева не имеют основания, так как в мае 2008 года после завершения проектирования объектов уже начались строительные работы, и с августа его организация уже представляла заказчику акты о выполнении работ. Любопытный факт – Мирзоев заявляет, что мобилизация проектов должна быть завершена еще в декабре 2007 года, однако на тот момент руководитель ГУ «ЦУПЭС» Санат Рахимов сам тормозил процесс отбора субподрядчиков. Так, председатель Джиргатальского района рекомендовал местную компанию на строительство одной из ГЭС в этом районе. Это письмо на имя Саната Рахимова датировано 5 декабря 2007 года. Однако Рахимов рекомендовал этого субподрядчика СП «Рохи корвон» только 12 марта 2008 года. То же самое произошло с субподрядчиком строительства ГЭС в Айнинском районе. Чего ждал руководитель ГУ «ЦУПЭС» Санат Рахимов? Он намеренно тормозил процесс отбора субподрядчиков?

Более того, по словам Ф. Торре, ГЭС «Ширкент», которая должна была строиться за счет средств «Барки точик», должна была располагаться на месте старой недействующей ГЭС. Однако в тендерных документах это здание, которое впоследствии было демонтировано, вообще не было учтено. «В документах даже не было учтено точное место постройки ГЭС, - заявил Фаридун Торре. - До завершения проектирования не было известно, в каком состоянии находится нижняя часть этого здания. Только после начала демонтажа стало известно, что подвал завален грязью и песком, и его демонтаж требовал дополнительного времени и средств».

Господин Мирзоев также в своем ответе опровергает слова Торре о том, что проектировщик всех объектов в лице ТГНПИ «Гидроэнергопроект» был рекомендован их Центром. Напомним, что именно «Гидроэнергопроект» не смог своевременно завершить проектирование объектов, вследствие чего начало строительства ГЭС было отложено на шесть месяцев. Согласно контракту, подрядчик со всеми субподрядчиками может заключать договор только с согласия ГУ «ЦУПЭС». Как господин Ашур Мирзоев допустил к проекту организацию, которая не вызывает доверия? Почему Министерство энергетики и промышленности выбрало эту организацию для подготовки тендерных документов этого проекта, в которых, заметим, были сделаны грубейшие ошибки в расчетах? Почему представитель компании BETS, который является консультантом проекта и также участвовал в подготовке проектных документов, позволил заключить с этой организацией договор? Это было сделано намеренно, чтобы сорвать сроки проекта?

Далее А. Мирзоев пишет, что «Подрядчик должен был обследовать и изучить строительную площадку, окрестности и убедиться, что предоставленная ему Заказчиком информация удовлетворяет его в той степени, в которой это возможно, с учетом затрат и сроков выполнения. Если подрядчик в самом начале, перед участием в тендере, не смог определить объемы работ и реальную цену строительства, делается вывод, что подрядчик не имел опыта участия в тендерах и компетентных специалистов для изучения объемов работ».

По словам Торре, его специалисты основывались на расчетах, приведенных в тендерных документах, однако никто не мог предположить, что эти данные абсолютно не соответствуют реальной ситуации. «Я работал в нескольких странах и еще не видел, чтобы тендерный документ и окончательный проект имели такую огромную разницу, - отметил Торре. – Главная проблема - в ошибках расчета объема воды, вследствие чего нашими специалистами были изменены мощности семи из восьми ГЭС». Как стало известно «АП», тендерные документы на постройку всех восьми ГЭС готовились в течение двух лет. Еще 10 месяцев тот же «Гидроэнергопроект» потратил на проектирование, так как его же первоначальные расчеты имели большие погрешности. Подрядчику в лице СП «Рохи корвон» было выделено всего около месяца только для ознакомления с местами для постройки ГЭС. Отсюда возникает вопрос: если специалисты «Гидроэнергопроекта» и международной компании BETS потратили почти три года и смогли завершить проектирование объектов только на 80 процентов, как специалисты СП «Рохи корвон» могли за месяц с точностью до копейки определить весь объем работы?

24 ноября 2008 года ГУ «ЦУПЭС» в одностороннем порядке расторг контракт с СП «Рохи корвон». Господин Мирзоев пишет, что все действия в рамках проекта, начиная с тендера, заключения контракта и расторжения контракта со стороны Заказчика, были согласованы и одобрены Исламским банком развития. «В случае незаконности расторжения контракта ИБР не продолжил бы финансирование проекта», - отмечает Мирзоев.

Если представитель Исламского банка развития посчитал, что расторжение контракта с СП «Рохи корвон» законное, то как господин Мирзоев может объяснить тот факт, что ИБР сразу после этого прекратил финансирование проекта на полтора года? Что происходило за это время и какими путями им удалось уговорить ИБР возобновить финансирование проекта? По словам Фаридуна Торре, представитель Исламского банка, узнав, что контракт расторгнут, приехал, чтобы обналичить банковские гарантии, предоставленные со стороны СП «Рохи корвон». «Однако узнав, что таджикская сторона не выполнила свои обязательства и не выделила средства на реализацию проекта, представитель ИБР швырнул банковские гарантии представителю ГУ «ЦУПЭС», так как они в этом случае были не действительны, - говорит Фаридун Торре. – Представитель ИБР заявил, что в этой ситуации он будет разбираться с правительством Таджикистана». Это происходило в 2009 году. Почему господин Мирзоев умалчивает об этом?

При этом Ашур Мирзоев пишет о визите другого представителя ИБР, который посетил Таджикистан в марте 2010 года. «В здании ГУ «ЦУПЭС» была организована встреча с участием руководства СООО «Рохи корвон». «Представитель Банка, выслушав обе стороны, ни в одном вопросе не поддержал Фаридуна Торре и подтвердил законность расторжения контракта с СП «Говхарруд - Рохи корвон», - пишет Мирзоев. По словам же Фаридуна Торе, никаких выводов при нем со стороны представителя ИБР сделано не было. «Я высказал свою позицию и покинул здание. Что происходило после, мне неизвестно, и моей подписи под протоколом этой встречи нет», - заявил он. При этом, по его словам, представитель ИБР связывался с руководителем местного банка, который давал гарантии на реализацию проекта. «Почему-то они решили, что мои банковские гарантии являются фальшивыми, хотя впоследствии представители Амонатбанка полностью подтвердили, что гарантии имеют силу, только в случае соблюдения всех оговоренных в них пунктов». Напомним, что ГУ «ЦУПЭС» после расторжения контракта с СП «Рохи корвон» отказалось возвращать эти банковские гарантии, предоставленные на сумму 2 миллиона 850 тысяч долларов. Откуда появилась информация, что, возможно, эти гарантии фальшивые? По словам Торре, банковские гарантии могли быть обналичены только в случае полного поступления проектных средств на счет его компании. «Так как средства на счет не поступили, а контракт был расторгнут, банковские гарантии потеряли свою силу», - отметил Торре. Руководство ГУ «ЦУПЭС», не зная об этом, решило их обналичить?

Господин Мирзоев также опровергает слова Фаридуна Торре о том, что один из местных подрядчиков, которые были выбраны для завершения проекта, не имел до этого свою организацию и работал на базаре «Султони Кабир». «ООО «Махмадуллои Салим», о котором говорит господин Торе, создано еще 2005г., о чем свидетельствуют регистрация, выданная Минюстом, Налоговым комитетом, и лицензия на строительные работы», - пишет господин Мирзоев. - ООО «Махмадуллои Салим» было выбрано в качестве генерального подрядчика строительства МГЭС «Сангикар» на основании соответствующих документов, квалифицированного персонала и опыта по выполнению строительно-монтажных работ и соответствующих субподрядчиков. Сдача в эксплуатацию МГЭС «Сангикар» в намеченные сроки, т.е. 26 августа 2011 года, является доказательством вышесказанных слов».

При этом господин Мирзоев не указал, какие ранее гидротехнические объекты построила эта компания… И почему она не имела строительной техники, а использовала для этого технику СП «Рохи корвон» в виде двух бетономешалок, вибратора, генератора, экскаватора и других строительных инструментов и материалов? При этом после сдачи объекта этой компанией ГЭС мощностью 1000 кВт всю зиму давала только 200 кВт, а летом мощность выросла только до 500 кВт.

Следующими словами господин Мирзоев сам признает, что выбранные ими подрядчики ранее не имели опыта работы в постройке ГЭС. Господин Мирзоев пишет, что «автор статьи не пишет, что СП «Рохи корвон» до этого тоже не имело опыта участия в международных тендерах и строительстве гидротехнических сооружений». Ключевое слово в этом предложении «тоже».

Здесь возникает резонный вопрос: если СП «Рохи корвон» не имело ранее опыта строительства ГЭС, то почему после ухода из проекта его более опытного компаньона – компании «Говхарруд» Центр сразу не расторгнул контракт с этой компанией? Ждали, когда СП «Рохи корвон» выполнит максимальный объем работы, при этом не получая средства от «Барки точик»?

Господин Мирзоев также обвиняет автора статьи в том, что ему была представлена вся документация, которая впоследствии не была использована при подготовке материала. Хотелось бы напомнить господину Мирзоеву, что мне был передан только контракт с СП «Рохи корвон» и решение Экономического суда. Больше никаких документов со стороны ГУ «ЦУПЭС» представлено не было. Все доводы основывались только на словах.

Что касается решения Экономического суда, то компания «Рохи корвон» в марте 2011 года обратилась в суд, чтобы обязать ГУ «ЦУПЭС» вернуть все объекты строительства МГЭС в рамках заключенного контракта. Господин Мирзоев отмечает, что суд, рассмотрев все материалы дела, принял решение о законности действий ГУ «ЦУПЭС» по расторжению контракта.

Суд в своем решении говорит, что так как подрядчик в лице «Рохи корвон» отставал от сроков по выполнению проекта, заказчик расторгнул с ним контракт согласно 15,1 и 15,2 ФИДИК, и посчитал это расторжение законным. Однако суд не уточняет, согласно какому подпункту был расторгнут контракт. Хотя основание обращения «Рохи корвон» в суд было в том, что ни один из подпунктов 15,1 и 15,2 ФИДИКа не являются основанием для расторжения контракта. Основание для отказа возвращения объектов СП «Рохи корвон» суд обосновал тем, что строительство ряда МГЭС на данный момент завершено, строительство остальных находится на стадии завершения. Весьма странно, что суд не принял во внимание тот факт, что основная причина отставания от сроков проекта кроется в том, что заказчик в лице ГУ «ЦУПЭС» не выполнил свои главные обязанности по выделению средств на выполнение проекта. Почему суд проигнорировал этот важный момент? Что можно ожидать от суда, когда с одной стороны стоит иностранный гражданин, а с другой - государственное предприятие? Таким однобоким решениям уже давно в Таджикистане никто не удивляется. Другим основанием для вынесения такого решения суд указывает то, что партнер СП «Рохи корвон» - компания «Говхарруд» не участвовала в проекте, хотя согласно тендерным документам она представлена как лидирующая. О реальных причинах выхода этой компании из проекта сейчас говорить сложно, так как у «АП» нет возможности встретиться с ее руководством. Однако и Экономический суд, и господин Мирзоев не учли один важный момент в контракте с СП «Говхарруд - Рохи корвон». В пункте 5,2 d отмечается, что «все партнеры совместного предприятия должны быть совместно и индивидуально ответственны за выполнение Контракта». Буквально это означает, что если один партнер выходит из проекта, второй полностью берет на себя обязательства по его выполнению. На этот момент в двух документах ссылается и бывший руководитель ГУ «ЦУПЭС» Санат Рахимов, тем самым подтверждая полномочия СП «Рохи корвон». Однако замдиректора ГУ «ЦУПЭС» Зафар Гуломов в интервью «АП» заявил, что неучастие партнера СП «Рохи корвон» в проекте является главным основанием для расторжения контракта. Весьма странно, что в течение одного года ГУ «ЦУПЭС» требовало у СП «Рохи корвон» выполнения проекта, не выделяя при этом средств, и только потом решило разорвать с ней контракт. Как это можно объяснить рядовому читателю «АП»?

А в решении суда удалось найти весьма интересный момент: контракт со стороны ГУ «ЦУПЭС» с новыми субподрядчиками был заключен до конца июня 2011 года. То есть до этого времени все 8 ГЭС должны достроить и сдать в эксплуатацию. Однако на деле сегодня частично работают только 6 ГЭС. Две из них, по словам замдиректора ГУ «ЦУПЭС» Зафара Гуломова, будут сданы только в июле текущего года. При этом Гуломов в интервью «АП» заявил, что сроки контракта как раз истекают в июле. Кто в этом случае говорит неправду: Экономический суд или Зафар Гуломов? И является ли эта ложь единственной в этом большом и запутанном деле?

Господину Ашуру Мирзоеву, который обвиняет «АП» в публикации заказного и необъективного материала, хотелось бы сказать, что если ГУ «ЦУПЭС» действительно право в отношении своих действий, то гражданин Ирана Фаридун Торре уже давно сидел бы за решеткой. Однако в течение пяти лет он доказывает свою правоту документами, и посольство Ирана в Душанбе полностью поддерживает его в этом. Об этом свидетельствуют многочисленные письма в МИД Таджикистана и другие ведомства. Недавно Фаридун Торре вручил все документы по данному случаю лично президенту Ирана Ахмадинежаду. Последствия всех этих интриг могут ударить по отношениям двух братских стран, а впоследствии могут полететь многие головы…

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Хайрулло Мирсаидов
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

02.1214:31Хранитель арсенала Ризвона Садирова осужден на 5,5 лет тюрьмы
02.1213:47Алишер Усманов впервые попал в список богатейших людей Швейцарии
02.1212:40В Кыргызстане ликвидировали антинаркотическую службу
02.1211:38Путин отчитался об успехах России. «Медуза» проверила его слова
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)


Самое обсуждаемое

28.1112:43Таджикистан не хочет в ЕАЭС(15)
03.0718:42Суд в Германии освободил Аваза Назарова(10)
29.1118:27"Лев Толстой" и "Александр Матросов" исчезнут с карты Душанбе(5)
01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(4)
30.1110:02Населению Таджикистана предлагают снизить свои аппетиты и стать инвесторами(4)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(2)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(2)
01.1217:52Земан и Рахмон не стали общаться с журналистами(2)
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)
01.1201:03"Кубинец" из Куляба: "Фидель Кастро звал меня по имени"(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156247