Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Главные новости, Лента новостей, Комментарии

29.05.201212:37
Источник изображения: news.tj

Три дня в Самарканде - продолжение

(Путевые заметки) (Продолжение. Начало в № 36)

Выехав из дома около пяти часов утра, мы заехали к нашей старушке-матери получить благословение на дальнюю дорогу. Затем племянник довез нас до Зарнисора. Хотя одноименный рынок и снесли года два назад, и это место продолжает напоминать разоренное гнездо, однако название за ним закрепилось. Теперь это конечная остановка такси и маршруток, направляющихся в пригородные Гиссарский, Шахринавский и Турсунзадевский районы. Еще издали можно услышать, как водители зазывают прохожих, перебивая друг друга: «Хисор – один человек!», «Шахринав, Шахринавда биё!», «Регар - два человека! Сестра, стоять не будем, уже отправляемся!» Эти шустрые водители сами себе и диспетчеры, и кассиры, и гиды: если разговорить их, по дороге могут рассказать пассажирам много чего интересного.

Услышав от нас «Пахтаабад», те, кто зазывали пассажиров в «Регар», отходят от нас разочарованно. Зато оживляется водитель темно-синей иномарки. Он подводит нас к своей машине. В ней уже два пассажира: мужчина и женщина. Действительно, можем отправляться сразу. Но сначала нужно сторговаться с водителем: «До границы 20 сомони с человека», - говорит он. После неудачных попыток сбить цену вынужденно соглашаемся. Пока водитель кладет наши сумки в багажник, сестра успевает шепнуть мне: «Будь я шофером, я бы и за тридцатку не повезла. Дороги совсем плохие! Ремонт!»

В этом мы убеждаемся сразу после выезда за символические «западные ворота» Душанбе. Сказать, что дороги плохие - ничего не сказать! Рытвины и колдобины на каждом шагу - это еще полбеды! Китайские рабочие, которые ремонтируют дорогу «Душанбе-Пахтаабад», развернулись не на шутку: на некоторых участках они сняли старое асфальтовое покрытие, чтобы использовать его в качестве насыпи для расширяемой части будущей дороги. Из-за этого снующие между тяжелой строительной техникой легковушки тонут в тяжелых клубах дыма. Представляю, что здесь творится в дождливую погоду! В салоне машины дым коромыслом даже при закрытых окнах, так что я не сразу замечаю георгиевскую ленточку, висевшую на зеркале заднего вида (так ли эта штука называется, я не знаю?) Рядом с ней мирно раскачиваются белые четки и резной футлярчик с миниатюрным Кораном внутри, какие продают на «Корвоне» мальчики-торговцы. Вот за что я люблю нашу душанбинскую действительность: за нашу толерантность, когда полосатая георгиевская ленточка – эмблема Победы в Великой Отечественной войне – может мирно соседствовать с мусульманскими четками и амулетом!

Камень преткновения

Насладиться видами за окном машины все же удается. Там, где еще не отодран с корнем асфальт, видны молодые черешневый и яблоневый сады, виноградники. Их свежая зелень радует глаз. Однако о бренности земной жизни напоминают скромные сельские кладбища по обе стороны дороги. Некоторые из них кажутся заброшенными. Проезжая мимо этих мест, набожные и суеверные водители и пассажиры поспешно совершают «Фотиха», желая вечного упокоения душам умерших, захороненных здесь. Интересно, что станет с этими кладбищами, как впишутся они в план реконструируемой дороги и неизбежным ее расширением аж на 25 метров?!

О приближении к алюминиевому заводу вещают стоящие слева от дороги многочисленные вышки линии электропередач (ЛЭП). А вот и сам «ТадАЗ», который в духе времени переименован в «ТАЛКО». В советских фильмах пятидесятых годов черный дым, валящий из труб заводов, преподносился как достижение: дым валит, значит идет работа! Тогда никто не знал и не заботился об экологии. Главное, было догнать и перегнать. Теперь дым из жерла труб стал камнем преткновения. Замечаю про себя, что этим утром ветер дует с запада на восток, это видно по сероватой дымке, несущейся из труб завода в глубь таджикской территории. На подступах к заводу зреет рис. Огромные рисовые поля. Не хотела бы я плова из этого риса! А ведь везут рис и фрукты, и овощи из Турсунзаде и окружающих его районов. И покупаем все это мы, душанбинцы! И хозяйки перехваливают регарский рис, из которого получается очень вкусный плов. Интересно, завод обзавелся-таки очистительными сооружениями за почти свою пятидесятилетнюю историю?

Приграничные менялы

Когда наша машина подъехала к таджикской границе, ее окружили какие-то люди в выгоревшей от солнца одежде, предлагая обменять таджикские сомони и доллары на узбекские сумы. Замечаю про себя, что у этих менял холодные, блуждающие глаза. Они не смотрят в глаза собеседнику, постоянно смотрят в сторону и без конца бегают. Вот и обступившие нас загорелые мужчины-менялы лет сорока-сорока пяти, перебирая глазами нас с сестрой и наших попутчиков, предлагают нам обмен по выгодному для нас курсу: 1 сомони - к 2000 сумам. Ни я, ни моя сестра, ни наши попутчики как-то не удосужились поинтересоваться в Душанбе о курсе узбекского сума, поэтому, поверив им на слово, меняем сомони на сумы. Я получила 200 000 сумов за 400 сомони, а Акбара – 220 000 за 450 сомони. У нас есть еще по паре сотен долларов, которые мы благоразумно решаем поменять в Самарканде по мере необходимости.

Огромный шлагбаум, возвещающий о конце пути для машин с таджикистанскими номерами, пройден. Пешеходы проходят беспрепятственно к следующему шлагбауму, возле которого стоят солдаты с автоматом Калашникова и офицер - пограничники. Молодой офицер в хорошем расположении духа, просматривает наши паспорта и, возвращая их, желает нам счастливого пути. Пока мы, получив свои загранпаспорта, трогаемся, к пограничникам подходит раскрасневшаяся женщина лет тридцати пяти с тяжелым чемоданом и такой же тяжелой сумкой. Она с трудом ставит их и спрашивает у офицера, можно ли воспользоваться услугами носильщика или тележечника - ведь путь от одной границы до другой неблизкий? Оставив ее решать свои проблемы, мы отправляемся дальше. Хорошо, что мы путешествуем налегке. У нас у каждой по одной сумке. Метров через 200 опять останавливаемся: наши фамилии записывает человек, сидевший в вагончике с вывеской «Государственная миграционная служба РТ». Пройдя еще какое-то расстояние, подходим к пограничному посту. Время 8:30 утра. Здесь какая-то заминка, и уже образовалась очередь. Скамеек нет, человек пять-шесть сидят кто на бордюре, кто на корточках, кто на своей поклаже в тени фуры, водитель которой ушел регистрироваться. Кого еще держат ноги, стоят. У большинства в руках внутренние таджикские паспорта. Жители приграничных районов, как Узбекистана, так и Таджикистана могут навещать родню на сопредельной территории без визы, по внутреннему паспорту и жить без регистрации в течение пяти дней. Вообще, в очереди в руках у людей такой разнобой паспортов: и бордовые внутренние, и синие заграничные, и серые биометрические. Правда, из последних пока - единицы. Солнце начинает припекать все сильнее. Вскоре фура отъезжает, подняв пыль до самых небес. Потерявшие убежище в виде этой гигантской машины, люди остаются сидеть на солнцепеке. Над входом в КПП висит знак, запрещающий курение сигарет. Войдя в помещение КПП, вижу, что здесь простаивает без дела огромный пластиковый стол с двумя длинными скамейками по бокам, которого снаружи так не хватало. Офицер пограничной службы вносит в компьютер мои паспортные данные одной рукой, другой держит у уха мобильный телефон и разговаривает с кем-то. Таджикскую таможню тоже проходили без приключений. Женщина-таможенница проверила наши декларации, спросила, нет ли на нас ювелирных украшений, и пропустила, не проверив при этом наших сумок.

Узбекская граница

Пока мы проходили пограничный, таможенный, миграционный контроль на таджикской границе и подошли к узбекской территории, прошел, примерно, час. Мы приблизились к еще одному шлагбауму, уже третьему за этот день. Тут уже стояли трое узбекских пограничников при полной амуниции: с рацией, автоматами, со штык-ножами. По их камуфлированной форме мне трудно было понять, кто из них солдат, а кто офицер. Один из них постарше взял у нас с сестрой по очереди паспорта, листал их, всматривался то в паспорта, то в наши лица. Когда изучал мой паспорт, он вдруг начал расспрашивать меня: «Где вы работаете?», «Кем вы работаете?», «Что вы делали в Швейцарии?» Он просматривал все визы на моем паспорте, и, наверное, его, привыкшего пропускать через границу одних домохозяек и многодетных матерей, смутили мои служебные поездки, совершенные ранее в дальнее зарубежье. Честно говоря, я опешила и почувствовала себя Штирлицем, которого вот-вот разоблачит Мюллер. С криминалом, слава богу, не связана, в подпольных организациях не состою, контрабандой или деятельностью, запрещенной законами стран СНГ, Евросоюза, ООН и НАТО, не занимаюсь, но по душе от такого пристального взгляда служивого прошел холодок. Но, справившись с собой, выдерживаю его тяжелый взгляд и отвечаю на все его вопросы, как можно спокойней. Не хотелось после стольких мытарств возвращаться домой с полпути. Пограничник вернул мне паспорт и разрешил идти дальше.

Это напомнило мне случай, как несколько лет назад, в Москве нас с коллегами привели в милицейский участок, когда услышали, как мы между собой разговариваем на таджикском. Одна моя знакомая рассказывала, что их за таджикскую речь задержали в Алмате, правда, затем, извинившись, отпустили. Почему нас так «любят» на просторах СНГ?! Почему нас так боятся и видят в нас потенциальную угрозу?

Может, я преувеличиваю?! Может, так и нужно служить на границе. Может, на фоне беспечности наших пограничных служб бдительность служб соседнего государства кажется нам жестокостью и предвзятым отношением к нам, таджикистанцам?! Не знаю!

(Продолжение следует)

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Амина МУРОДОВА,специально для «Азия-Плюс»
5.0
- всего оценок (1)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
30.05.2012 00:42

Почему нас так  "любят"? Потому что нас НЕ УВАЖАЮТЬ. Почему нас не уважають? Потому что  мы только можем говорить что вот мы предки Сомона, Авицени, Омар Хаяма. Вот у нас было государственность в 10-ом веке. Они говорят:- Ну и что, данный момент кто такие таджики- самый беззащитный, самый бесправный, самый тупой народ вместе с узбеков. Уважаемая Амина, если хотите узнать почему вас задерживали и привели в ментовку тогда вам советую следующий раз в Россию путешествуйте с внутренним паспортом, в СНГ с общегражданским загранпаспортом без всяких европейских виз, как простой народ ездить. Потом узнаете как нас не ценять.

 У русских есть такая пословица -как себе поставишь, так тебе относят. Мы поставили себе так. Пока мы воевали между собой плов, самса, шашлик, вся кухня стало узбекской.Таких примеров.......

Мы не можем до сих пор избавиться от чувство собственного величия.Мы грабим, обманываем убываем только друг друга, таджик таджика, больше никого

 БЫЛИ БЫ ЖИВИ НАШИ ПРЕДКИ, ИМ БЫЛО СТЫДНО ЗА НАС!!!


Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312430