Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Политика/Власть

04.05.201208:53
Источник изображения: news.tj

Иран - Таджикистан - Россия: освоение Евразии

Три недели назад посол Ирана в Таджикистане Алиасгар Шердуст сообщил СМИ о намерении его страны экспортировать газ в Китай через Таджикистан, Афганистан и Киргизию. Более того, уже достигнута договоренность между главами ИРИ, Таджикистана и Афганистана, встретившимися в Душанбе, о строительстве трубопровода.

Инициатором данного проекта выступил таджикский президент, так как именно его страна ощущает острый недостаток газа. Новый газопровод должен пойти в Таджикистан через афганскую территорию. 

По мнению Шердуста, благодаря своему потенциалу и поддержке Ирана Таджикистан сможет стать региональным экспортером электроэнергии. 

Помимо газовых труб решено по тому же маршруту возвести трубопровод для транспортировки воды из Таджикистана в Иран (опять же - через Афганистан). По расчетам иранских и международных специалистов, в настоящее время в Таджикистане задействовано только пять процентов водных ресурсов. Остальные девяносто пять – просто уходят в соседние страны. 

Иранская инициатива и путинский план инфраструктурного контура 

Разумеется, важность данного проекта трудно переоценить. В условиях санкций против Исламской Республики со стороны США и их европейских союзников, ей просто необходимо для сохранения экономической стабильности наращивать экспорт энергоносителей в другие страны. Наиболее реальные покупатели, в том числе и иранского газа, на данный момент – на востоке. Самыми крупными и, как следствие, самыми перспективными из них являются Китай, Индия и Пакистан. Уже практически достроен «Седьмой транснациональный газопровод», который соединит Исламскую Республику с Пакистаном, в котором газ составляет 53% энергетического баланса страны. Через пакистанскую территорию в ближайшем будущем трубопровод может быть протянут далее – до границ Индии и Китая. Таким образом, разработанный в Душанбе проект поставок газа в Поднебесную через Центральную Азию – вполне вписывается в контекст иранской внешнеэкономической политики, проводимой ИРИ в последнее время. Ну а потребности в газе небольших региональных государств еще более увеличивают его выгодность. 

Более того, иранский проект вполне вписывается в «план Путина» по формирования мощного инфраструктурного контура ШОС, который позволит реализовать колоссальный транзитный потенциал региона и приблизит дату создания энергетического клуба в рамках этой организации, о чем сам Владимир Путин говорил в ноябре прошлого года на саммите глав правительств ШОС. Как предполагается, в состав клуба войдут представители министерств энергетики стран-участниц ШОС, а также ведущие энергетические компании. Интересно отметить, что в условиях, когда между Россией и Казахстаном (впрочем – и некоторыми другими странами Центральной Азии) имеет место конкуренция из-за поставок энергоносителей в Китай, данный клуб при активном участии Ирана мог бы сыграть роль площадки для улаживания разногласий. 

Реализации иранского проекта способствуют и многочисленные транспортные проекты Исламской Республики в данном регионе, реализуемые, прежде всего, в рамках создания магистрали «Север-Юг». Особенно это касается строительства железной дороги из Кашгара, расположенного на западе Китая в Иран через афганскую провинцию Герат. Имеет ИРИ также весьма тесные экономические связи с Таджикистаном, в котором вкладывает средства в строительство гидроэлектростанции Сангтуда-2, сельское хозяйство и промышленность. 

По мнению некоторых наблюдателей, реализация данного проекта может реанимировать и идею строительства линии высоковольтной передачи на Пакистан, в которую Россия готова вложить $0,5 млрд, то есть – четверть от необходимого объема инвестиций. 

Кстати, энергетическая сфера считается привлекательной для инвестирования и иранскими предпринимателями, которые активно вкладываются, например, в энергосистему Таджикистана. Речь идет о проекте Шурабадской ГЭС, строительстве нескольких малых электростанций планах по финансированию строительства крупнейшей в Центральной Азии Рогунской ГЭС. Необходимо отметить, что объем инвестирования признается двумя сторонами недостаточным. Тот же Алиасгар Шердоуст в своем выступлении отмечал, что «иранский частный сектор в Таджикистане, в основном вовлечен в сельское хозяйство, промышленность, производство цемента и строительство мелких электростанций». 

«Узбекский фактор» 

Все это дает Ирану преимущества и перспективы в реализации проекта газопровода. Однако такая реализация неизбежно сталкивается и с целым рядом проблем геополитического и геоэкономического порядка. 

Во-первых, сразу следует отметить, что реакция США и Запада на строительство газопровода от Ирана до Китая последует однозначно негативная. Не следует забывать недавний инцидент в Душанбе, в ходе которого помощник госсекретаря Соединенных Штатов по делам Центральной и Южной Азии Уильям Блейк выступил против упомянутого выше и гораздо менее амбициозного проекта строительства железной дороги между западным Китаем и Ираном. Нетрудно предположить, что газопровод, сводящий на нет всю систему международных экономических санкций против Исламской Республики, вряд ли будет благосклонно воспринят представителями Белого Дома и их союзниками. Нет сомнений в том, что их реакция будет более чем жесткой, особенно с учетом находящихся у них под контролем «исламских» экстремистов. 

Кроме того, не стоит забывать, что Соединенные Штаты в ряде центральноазиатских государств имеют сильные позиции во властных структурах и располагают достаточным количеством рычагов для оказания давления на руководство этих стран. 

Свою роль может сыграть и Кыргызстан, где, в силу слабости центральной власти (причиной которой является череда революционных событий последних лет), имеет место серьезная политическая нестабильность и постоянная угроза вооруженного столкновения. Кроме того, новые лидеры Кыргызстана находятся «в активном поиске» нового внешнего сюзерена, и в их глазах США (через Турцию) выглядит куда как более предпочтительнее других кандидатур, что бы не заявлялось на официальном уровне. 

Лидер Исламского движения Узбекистана Усмон Одил уже несколько лет как объявил правительству Кыргызстана джихад. Наибольшая опасность «взрыва» присутствует в южных районах страны, населенных преимущественно узбеками, серьезно пострадавшими в недавних этнических столкновениях. Усугубляет ситуацию коррумпированность киргизской армии, государственных и правоохранительных структур. В таких условиях строить газопровод на киргизской территории, мягко говоря, небезопасно. 

Фактически попал под контроль Вашингтона Узбекистан, который, хотя и не будет принимать участие в строительстве газопровода, тем не менее, способен оказывать давление на соседей. 

Зависит от Узбекистана и Таджикистан, импортировавший у него тот же газ. В последнее время данный импорт практически сошел на нет из-за того, что Ташкенту пришлось наращивать объемы поставок топлива в Китай, являющийся основным покупателем данной продукции у режима Ислама Каримова. 

Вообще именно с Узбекистаном у Ирана наиболее сложные отношения во всем Центральноазиатском регионе. С первых лет своего существования молодая республика рассматривала ИРИ как союзника таджикских сепаратистов Бухары и Самарканда. 

Кроме того, подчеркнуто прозападный режим Каримова стремится позиционировать себя как оплот США и Европы в противостоянии их с Россией и Ираном. Таким образом Узбекистан встал на позиции открытой враждебности ИРИ. Внешнеполитические решения руководства страны подтверждают такую ее ориентацию. Когда в 1995 году американский конгресс ввел против Ирана экономические санкции, Узбекистан единственный из постсоветских государств открыто поддержал эту меру. Сегодня ирано-узбекские отношения остаются более чем прохладными, что явно не способствует реализации такого крупного международного проекта, как газопровод до Китая. 

А о возможных «рисках» прокладки труб на территории Афганистана, фактически лишенного какой-либо вменяемой инфраструктуры, администрации, полицейских сил, и вовсе упоминать бессмысленно. Достаточно сказать то, что правительство не контролирует большую часть территории страны, и для реальных «владельцев» того или иного «княжества» подписание президентом Карзаем какого-либо договора мало что значит. 

Иран-Таджикистан: восточные тонкости 

Примечательно, что и Таджикистан, в который ИРИ вкладывает, как было замечено выше, значительные средства, отнюдь не является стопроцентно надежным союзником. Внешне все выглядит просто замечательно: за прошедшие годы между РТ и ИРИ было подписано более ста соглашений и договоров о совместном сотрудничестве в различных областях политики, экономики и культуры. По данным, которые приводит Эрадж Багбан «сегодня на территории Таджикистана успешно развиваются и работают около 160 иранских компаний различного профиля. В перспективе – открытие еще нескольких совместных предприятий и проектов. Товарооборот между двумя странами за прошлый год превысил 180 млн. долларов. Иран является одним из лидеров в общем объеме товарооборота РТ. Изучение языка фарси активно внедряется в таджикскую систему школьного образования. Оказывается большая помощь учебной литературой, организуются программы повышения квалификации преподавателей, стажировки студентов-иранистов. На иранские деньги построено несколько крупных библиотек, оборудованы иранские культурные центры с курсами изучения фарси. Один из них расположен в Душанбе (это Иранский культурный центр, который действует при поддержке Всемирного благотворительного комитета имени имама Хомейни «Имдод» и Организации Ага Хана IV), второй — на севере страны – в Худжанде. Большое внимание уделяется бесплатному изучению основ Корана. ИРИ предоставляет квоты для обучения таджикских студентов в иранских вузах. Сейчас в Иране только по официальным данным обучаются более 400 граждан Таджикистана. В связи с этим, таджикская сторона просила иранцев зачислять таджикских студентов, прежде всего, в вузы со светской направленностью. Хороший вариант, если учесть, что достижениями иранской медицины пользуются во всем мире, как и услугами иранских строителей-инженеров. Тем более, что светским, утилитарным профессиям таджикистанской молодежи, в силу географических, экономических, этнических (менталитет), языковых причин легче и удобнее обучаться в ИРИ, чем в Европе и США». 

Но есть и более чем настораживающие моменты. Не вдаваясь в подробности, можно упомянуть, что в прошлом таджикское правительство несколько раз отказывалось от предложений Тегерана отменить визы между двумя странами. А проект создания совместного телеканала на персидском языке с подключением к нему Афганистана не был реализовано именно из-за препятствий, чинимых таджикскими чиновниками. Интересно, что, несмотря на дефицит энергоносителей на территории республики, Таджикистан активно экспортировал их, в частности, в соседний Афганистан. Решение о приостановке экспорта, например, угля, правительство страны приняло лишь 27 апреля, когда получило отказ в поставке газа из Узбекистана и ощутив серьезный недостаток топлива. 

Говоря о проблемах, связанных с реализацией идеи газопровода, можно перечислять еще массу препятствий. Например – проблемы с «географией» - ведь трубопровод проляжет по горным, сейсмоопасным территориям. Впрочем, более весомым представляются все же проблемы не географические, а экономические. 

В силу финансовых проблем, с которыми столкнулся Иран по причине введенных экономических санкций, его возможности финансировать масштабный проект вызывают серьезные вопросы. В последнее время иранскому правительству пришлось ввести режим строгой экономии даже в отношении собственных граждан, включая сокращение льгот и субсидий. 

В этой связи особое значение приобретает взаимодействие Исламской Республики с Россией в рамках выстраивания нового Евразийского пространства, важность которого признавалась политическими деятелями обеих стран. Впрочем, помощь РФ в строительстве иранского газопровода в Китай имеет одно существенное «но». Дело в том, что Россия на данный момент является ведущим экспортером газа в Поднебесную.

В случае реализации проекта иранского трубопровода, у нее появится мощный конкурент, занимающий второе место после нее в мире по запасам природного газа, и продающий его по более низкой цене. Тем не менее, Тегеран сам уже неоднократно предлагал России кооперацию в разработке месторождений, а также строительстве и использовании газопроводов. Таким образом, вместо конкуренции, которая приведет лишь к дальнейшему снижению цен на газ, страны-партнеры смогут устанавливать выгодные им цены на голубое топливо. Возможно, только в наиболее тесном сотрудничестве с Российской Федерацией Ирану удастся реализовать на данный момент весьма туманный проект, который не только способен вывести его из экономической изоляции, но и обеспечить серьезную выгоду обеим государствам-экспортерам.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Iran.ru
5.0
- всего оценок (2)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию
07.1214:14В Таджикистане через пять часов после похищения освобожден ребенок
07.1213:31НБТ связывает низкий уровень доверия к банкам с их недостаточной прозрачностью


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)
06.1209:18Эмомали Рахмон обратится с посланием парламенту Таджикистана до нового года(1)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00