Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

14.08.201211:00

"За организацию госпереворота нам обещали $7 миллионов": Таджикистан за неделю

Государственный переворот в Таджикистане оценили в семь миллионов долларов - Толиб Айёмбеков: жертва обстоятельств или дестабилизирующее звено - Рука Москвы за событиями в ГБАО - Противостояние на Памире: первые ростки сепаратизма - Присутствует ли рука Вашингтона в Средней Азии - Ревизия спецоперации в Горном Бадахшане: основные темы еженедельных изданий Таджикистана

Политика

События в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана требуют детального изучения - похоже, этот тезис исповедуют все местные СМИ, привлекающие к процессу обсуждения инцидента широкие силы. В частности, "Азия плюс" публикует интервью с влиятельным неформальным лидером памирской оппозиции Имумом Имумназаровым, который сообщает: полевым командирам Горного Бадахшана предлагали семь миллионов долларов за организацию государственного переворота в Таджикистане.

...Мы, бывшие командиры, конечно, поддерживаем связь, проявляем солидарность во многих вопросах, но случай с убийством генерала (Абдулло - здесь и далее - прим. ИА REGNUM) Назарова - исключение. В этом случае я никого не поддерживаю. Мне жаль, что так случилось с генералом, мы с ним имели неплохие отношения, но скажу честно - хорошего о нем при этом мало могу сказать. Он очень любил деньги. (...) Генерал имел общие дела с Толибом (Айёмбековым). Толиб был ему благодарен за это. Толиб привез с Афганистана партию сигарет, но их потом задержали в Кулябе. Он вроде бы выплатил все пошлины, но, тем не менее, груз был арестован. Генерал потребовал с него 10 тысяч долларов, сказал, что если (Айёмбеков) не выплатит, то свой груз не получит. Толиб отказался выплачивать эту сумму, тот стал угрожать. Толиб сказал, что если ему так нужны деньги, то он может дать ему меньше, но тот не соглашался, и на этой почве возник конфликт. Но это было по телефону. В это время Назаров был в Ишкашиме, а Толиб - в Хороге. Потом ему позвонили из Ишкашима и сказали, что генерал задерживает грузы, избивает милиционеров на посту, задерживает машины, с кого-то требует деньги. Ребята Толиба находились в одном из придорожных по этому пути заведении и тоже были в курсе происходящего. Когда увидели машину генерала, остановили, чтобы поговорить. Они тоже были с ним знакомы. Но разговор не клеился, и между ними возник конфликт. Генерал был дерзким человеком, в выражениях не сдерживался, и они этого не стерпели...

- Откуда у вас оружие?

- Неважно. Но скажу, что немалую часть они сами нам "подкинули". Они дали автоматы в руки молодым солдатам, которые еще совсем дети, они не готовы к таким "операциям". Например, в одном из районов мы у солдат забрали 20 автоматов, и ребята брали их буквально голыми руками или камнями. Не думаю, что они не осознавали последствий таких действий, они знали, что их могут разоружить, думаю, они намеренно так делали. (...) Кстати, разоружали их не только наши люди, но были и обычные граждане, которые уже видели, что погибают простые люди. Для них это означало встать на защиту своего дома, своей семьи. Если правительство вводит армию и ведет бой в густонаселенном городе, то любой житель этого города увидит в этом угрозу для себя. Дело касалось уже не только людей, убивших генерала или нас, силу хотели показать всем. В обратном случае "операция" не была бы именно такой...

- В Хороге ходят разговоры о том, что вас, якобы, пытались склонить к перевороту, но вы отказались. Возможно ли, что основная причина всего происходящего именно в этом?

- Да, возможно. И такие обвинения для нас не новы. То нас обвиняли в попытке переворота с талибами, которые будто заплатили нам 500 тысяч долларов, то в перевороте с узбеками, то в перевороте с русскими. Я не отрицаю, что к нам с такими предложениями обращаются различные силы, но никогда мы этот вопрос не рассматривали. Во-первых, мы не считаем, что нам это по силам. Во-вторых, что это нам нужно. У нас нет политических амбиций, никто из нашего края не рвется во власть. Зачем нам это? Да, мы во многом не согласны с сегодняшней системой, но мы вполне можем решить свои вопросы и без переворота. Да и, как я уже отметил, будет работать закон - между нами не будет даже этих проблем. Нам предлагали семь млн. долларов, но мы отказались...

Мы не собирались сдавать оружие, но после фармана (приказа) Имама (Ага Хана), как глубоковерующие люди, мы послушались его призыва, не стали мешать властям наведению порядка ради достижения мира. Поэтому мы сделали то, чего требовали от нас власти: сдали свое оружие. Дальше уже дело их совести. В целом, я не понимаю, чего им нужно. Я имею в виду руководителей силовых структур - Минобороны, МВД, КГНБ. Хотели, чтобы мы сдали оружие - мы его сдали. Но это не их заслуга. Без вмешательства Имама и президента они бы сами вряд ли добились тут каких-то результатов. Министр внутренних дел говорил об амнистии, но пока мы о ней не слышим. Вывод войск происходит очень медленно, не чувствуется, что они готовы покинуть край. Их присутствие держит население в страхе, люди думают, что может быть очередной штурм. И это вполне допустимо, потому что ожидаемых результатов они тут не добились, и им придется возвращаться с пустыми руками, чего они сделать не могут. Но если они не могут грамотно продумать свои действия, то почему население должно страдать и продолжать находиться в страхе от этого? Их действия не соответствуют решениям и договоренностям между президентом и Ага Ханом о мирном урегулировании вопроса. Они вполне могут совершить какую-то провокацию. Или кто-то другой может ее совершить. Ситуация накаленная. Но если за нами придут, мы все равно будем бороться. Пусть с голыми руками, но мы будем бороться до конца...

Не менее в этом контексте важно и мнение Толиба Айёмбекова, бывшего полевого командира, которого власти обвинили в гибели генерала Абдулло Назарова. В интервью таджикской службе радиостанции "Свобода" он рассуждает о причинах конфликта, намекая, что генерал госбезопасности был коррумпирован, а центральные власти давно вынашивали планы по обезвреживанию полевых командиров.

"В 2008 году приезжал Его Превосходительство (президент Таджикистана Эмомали Рахмон), увидел наше положение и сам сказал, дайте ребятам кредит, пусть занимаются помаленьку бизнесом. С тех пор и начали в "кредитные игры" заниматься, и до сих пор занимаемся кредитами. Никаких контрабанд, никаких камней. Сколько раз брали - возвращали. И теперь, даже если не вернули, есть же "залог". Что делать, если дела пока не идут? Взяли 120 тысяч, а в залог оставили 240 тысяч. Если не сможем вернуть кредит, покроем за счет залога. Мы эти деньги не захватывали, оставили "залог". Это гарантия, что должны вернуть. Все знают, что делал этот генерал здесь. И ему мы давали. Я не знаю, кому было выгодно убивать генерала, нам это не нужно было. Но и без этого убийства они хотели напасть на нас. (...) Если бы чувствовал себя виновным, может, бежал бы в Пакистан, Афганистан, или в другую страну. Я даже в тот день сказал им, что задержим этих четырех человек. Называли их имена, один раз четырех человек, потом имена десяти человек. Но для их задержания нужно было время. Ведь могли подождать тогда два-три дня, надо было подождать, если бы не выполнили, другое дело. Но они уже на следующий день начали стрельбу".

Совершенно другой тон в освещении ситуации берет газета "Авеста", публикующая мнение политолога Абдугани Мамадазимова, рассуждающего о постепенной девальвации государства в отдельно взятом регионе.

"Горный Бадахшан - единственное место в стране, куда правительственные силы не заходили для восстановления конституционной власти, так как во время гражданского конфликта, и первые годы постконфликтного восстановления страны этот регион относительно успешно представляло движение "Лаъли Бадахшон" и его умеренный руководитель Атобек Амирбеков. К сожалению, никто из гражданских лиц (из числа государственных или общественных деятелей) не смог заменить его. Как говорят "свято место пусто не бывает" и эту пустоту стали заполнять криминальные элементы, которые стали опираться на свои прошлые заслуги в качестве полевых командиров. Четыре полевых командира (Айёмбеков, Шомусаламов, Мамадбокиров и Имомназаров) стали создавать свое "криминальное государство" в постконфликтном государстве. Они стали злоупотреблять миролюбивым стремлением центральной власти. Однако миролюбивые призывы главы государства они стали воспринимать как "слабость" центра и стали подминать под себя местные кадры из числа сотрудников правоохранительных структур и "прессинговать" представителей этих структур из центра или из других регионов. Кульминацией их первого вызова государственной власти была публичная пощечина Имомназару, областному прокурору в центре города. Сегодня дело дошло до того, что один из руководителей криминальных групп Толиб Айёмбеков, будучи подчиненным генерала Назарова, из-за потери выгоды от перепродажи партии сигарет, приказывает варварски убить его, своего командира. Военная дисциплина уплата так низко, что кадровый генерал при безучастном наблюдении своих подчиненных предается казни по приказу другого своего подчиненного. Коробки с сигаретами оценили дороже, чем жизнь генерала. Бездействие четырех вооруженных спутников генерала во время его варварского убийства свидетельствует о том, что они полностью подмяли под себя все правоохранительные структуры, включая Госкомитет национальной безопасности".

Не менее занятный материал публикует "Бизнес и политика", прямо указавшая на связи бывшего полевого командира Толиба Айёмбекова с террористическим подпольем соседнего Афганистана.

"Боевые действия в Горном Бадахшане напомнили о временах гражданской войны 90-х годов прошлого века. Некоторые уверены в том, что если бы целью этих боевых действий был только арест или ликвидация лиц, замешанных в убийстве Абдулло Назарова, то эти мероприятия можно было бы осуществить методами спецслужб, и не было бы нужды отправлять в регион все эти войска, что и привело к подобному кровопролитию. В конце концов, таджикские власти отдали приказ о прекращении огня, но в то же время заявили, что продолжат предпринимать усилия для ареста командира оппозиционной группировки, действующей в данном регионе. Имя этого командира Толиб Аёмбеков. Он является одним из старейших полевых командиров исламистского формирования, примыкавшего к Партии исламского возрождения Таджикистана. Это та самая группировка во главе с Саидом Абдулло Нури, которая несет ответственность за развязывание гражданской войны в Таджикистане в 90-х годах прошлого века. Этот человек является одним из старейших членов Партии исламского возрождения Таджикистана. Во времена правления Талибана под именем Гори Аемуддина он ездил в Афганистан и оттуда в Пакистан. Целью его поездки в Пакистан была встреча с таджикскими талибами, которые проходили обучение в приграничных исламских школах. По дороге в Пакистан Аёмбеков заезжал в Кабул, где он был арестован по приказу лидера Исламского движения Узбекистана Тахира Юлдашева. Юлдашев заявил, что Гори Аемуддин, получивший миллион долларов за освобождение японских инженеров на киргизской границе, не выплатил долю узбекским силам, которые также участвовали в данной операции. Однако талибы потребовали освобождения Аёмбекова, и Юлдашев был вынужден подчиниться этому приказу. С самого начала было ясно, что хотя большая часть Исламской партии Таджикистана присоединилась к мирному процессу на основе соглашения о национальном примирении, тем не менее, остались люди, которые не приняли этого соглашения. Однако члены Исламского движения Узбекистана, которые обвинили лидеров исламской оппозиции Таджикистана в предательстве Ислама и идеалов мусульман-революционеров, не испытывали теплых чувств и в отношении той части таджиков, которые не приняли идею национального примирения, поскольку считали их сторонниками Абдуллы Нури. Тем не менее, после возвращения из Пакистана Гори Аемуддин встретился с Юлдашевым в Афганистане и примирился с ним. Они имели длительную беседу, во время которой обсуждали будущую программу действий. В конце концов, в результате этих переговоров стороны договорились о сотрудничестве".

Очень важную деталь отмечает газета "СССР", зафиксировавшая в качестве тренда проявления регионального сепаратизма в Таджикистане и со стороны граждан, находящихся за пределами республики.

"Как можно говорить о национальном самопознании, когда население целой области встает на защиту четырех полевых командиров. Как понять поставленный ими ультиматум - вывести войска из своей же территории? Все видели телевизионные выступления лидеров-самозванцев из Бадахшана. Икболшо Муборакшое, лидер бадашанских демократов и Алим Шерзамонов, лидер социал-демократов области в прошлом предлагали установить в Хороге памятник Николаю первому. Это прямой призыв России вмешаться в дела суверенной страны и второму захвату таджикского Бадахшана со стороны Москвы".

Вместе с тем, по данным "Народной газеты", государственный комитет национальной безопасности Таджикистана составит перечень лиц, причастных к террористической деятельности. Соответствующие поправки в закон "О борьбе против терроризма" утвердил президент республики Эмомали Рахмон. "По мнению депутатов, такие меры помогут уменьшить финансирование экстремизма, а также предотвратить легализацию прибыли, которая была получена преступным путем. У того, кто попадет в "черный список", будут заморожены или арестованы банковские счета, а также движимое и недвижимое имущество. Не исключено, что в списке может оказаться немало молодых людей. По мнению политологов, молодежь часто попадает под влияние экстремистов.

- Прежде всего, террористы работают с молодежью. Потому что молодая психика так устроена - они еще не имеют твердых позиций, принципов, и знания еще не достаточные. Потому они являются тем полем, на котором можно сеять все, и взрастет именно то, что сеешь", - поясняет исламовед Зарина Динаршоева. На сегодняшний день в Таджикистане признаны террористическими 14 организаций. Самые крупные из них - "Аль-Каида", движение "Талибан", "Исламская партия Туркестана", "Джамиат-е-Таблиг". Эти группировки представляют угрозу не только для безопасности республики, но и всего региона.

- Становится ясным, что идет заказ извне для дестабилизации обстановки как в стране, так и в регионе в целом. Поэтому они представляют угрозу не только конституционному строю, а национальной безопасности, - отметил главный специалист ЦСИ при президенте Таджикистана Вафо Ниятбеков. В прошлом году в Таджикистане были задержаны около 200 членов различных террористических и религиозно-экстремистских организаций. А в этом году Верховный суд республики ввел запрет на деятельность "Джамаат Ансаруллох" ("Общество сподвижников Аллаха").

В данном контексте крайне важным становится пропагандистский рычаг, используемый в очевидных политических целях. В частности, любопытны в этом смысле версии о предполагаемых "заказчиках" противостояния в ГБАО. Многозначительные намеки и прямые обвинения становятся главным информационным оружием в борьбе за общественное мнение. Например, "Озодагон" считает важным напомнить, что "127 лет назад Россия получила контроль над Памиром, и до сих пор не теряет надежду на возвращение в этот регион. В 1885 году российские войска захватили восточный Памир и согласно договору с Британией, левый берег Пянджа отошел Афганистану, а правый Бухарскому эмирату, хотя и оставался под контролем России. Поэтому, некоторые эксперты склонны считать, что к событиям в Хороге имеет причастность и российская рука, хотя и нет достоверных данных. Но, стоит напомнить, что в последние годы российские эксперты все настойчивее высказываются о необходимости возвращения российских пограничников на охрану рубежей Таджикистана с Афганистаном. Китай который недавно получил часть таджикского Бадахшана в этой ситуации поддержал таджикские власти. Но, стоит напомнить, что Китай рассчитывал на большее. И не исключено, что с ухудшением ситуации на Памире, Китай может выдвинуть новые требования. Поэтому, этот конфликт не входит в рамки интересов правительства и народа Таджикистана".

Нет ничего удивительного в контексте "поисков руки Кремля", что одной из самых важных обсуждаемых тем в информационном поле страны снова становятся переговоры о сроках пребывания 201-й российской военной базы на территории Таджикистана. В частности, крайне важно, что "Дайджест Пресс" в своем материале цитирует таджикского политолога Абдугани Махмадазимова, который заявляет, что "Душанбе требует солидную компенсацию, и правильно делает. Под компенсацией он имеет в виду помощь Москвы в строительстве Рогунской ГЭС или другую форму денежной поддержки". При этом, "российская сторона с такой постановкой вопроса не согласна. В Кремле считают, что они и так помогают Таджикистану в защите ее границ, поставляют военную технику по скидкам, а также выделяют квоты для обучения таджикских граждан в различных военных вузах России". Но, отмечает издание, "существует еще одна причина, о которой в Москве вслух не говорят". Дело в том, что "если Россия пойдет на уступки Таджикистану, то партнеры в других странах потребуют такие же суммы в качестве компенсации за присутствие баз на своих территориях. Ряд российских экспертов уверены, что переговоры по военной базе затянулись потому, что на горизонте появились американцы. Как известно, начиная с 2009 года, речь шла о 307 млн. долларах, в последнее время в СМИ стала называть цифру в 250 млн. долларов". Между тем, по данным газеты, несколько недель назад заместитель директора Центра стратегических исследований Сайфулло Сафаров заявил, что деньги не самое главное. Замдиректора Центра стратегических исследований думает, что существующие проблемы будут решаться в рабочем порядке. На сегодня самые главные проблемы таджикского правительства это обеспечение прав трудовых мигрантов в России и отмена экспортных пошлин на нефтепродукты".

Еще шире предлагает читателю взглянуть на комплекс существующей региональной проблематики газета "Авеста", подхватывающая самый занимательный информационный тренд недели, опубликованный в американских СМИ и самое главное, на портале известного исследовательского центра Stratfor. Суть этих тезисов сводится к простой мысли: за дестабилизацией в республиках Средней Азии стоит исключительно неспособность местных элит взять ситуацию под контроль.

"Согласно широко распространенному представлению, Афганистан является одним из крупнейших экспортеров насилия, а вывод из этой страны американских и натовских войск в 2014 году чреват серьезными проблемами для сопредельных государств Средней Азии. Однако это допущение базируется на шатком основании. Недавние вооруженные действия на территории Таджикистана напомнили нам о том, что беспорядки и насилие на территории Средней Азии представляют собой явление доморощенного порядка. (...) Если проанализировать случаи вспышек насилия на территории Средней Азии на протяжении последних двух десятилетий - включая трагические события в Узгене и Оше 1990 года, гражданскую войну в Таджикистане середины 90-ых годов, события в Андижане 2005 года, вооруженные революции в Киргизии 2005 и 2010 годов, столкновения в Оше в июне 2010 года, массовые беспорядки в Западном Казахстане 2011 года и вооруженные столкновения в Таджикистане 2010 и 2012 годов - то можно утверждать, что Афганистан на самом деле не сыграл в этом никакой роли. За этим всплеском насилия стояли многочисленные местные факторы, в том числе динамика политического развития недемократических государств, конфликты из-за ресурсов и неспособность государства и общества урегулировать свои конфликты. Традиционная помощь правительствам среднеазиатских стран в сфере безопасности, разрабатываемая ныне в Брюсселе, Вашингтоне, Москве и Пекине, не способствует разрешению этих проблем. Учитывая некоторые факты, свидетельствующие о том, что правительства региона являются скорее составной частью проблемы, чем ее решения, все нынешние программы помощи просто противоречат здравому смыслу. Даже инициативы, специально содержащие элемент, направленный на перевод на профессиональные рельсы отношений между представителями силовых структур и гражданским населением, такие как финансируемая Западом программа обучения правоохранительных органов и организации погранслужбы, в целом не приносят плодов в означенной сфере. Целью оказания Средней Азии иностранной помощи в сфере безопасности провозглашается укрепление стабильности в регионе. И первым шагом на пути оказания этой помощи должен стать отказ от представления о том, что самой большой угрозой для региональной стабильности является Афганистан, а также признание того факта, что эта угроза носит внутренний характер".

О том же - связи ситуации в Афганистане с безопасностью Средней Азией пишет "Бизнес и политика", делая, правда, статью немного в ином ключе. По мнению аналитиков издания, США одной рукой заканчивая операцию в Афганистане, другой пытаются сохранить собственное присутствие в регионе.

Страны среднеазиатского региона уже давно включены, наряду с государствами Ближнего Востока, в частности, Сирией, Ираном, Афганистаном и другими, в сферу приоритетных "американских интересов", в первую очередь, в силу их ключевого геополитического положения и наличия в регионе больших запасов природных ресурсов. Этот регион даже концептуально обозначен в американских военно-политических разработках как "Большая Средняя Азия". По мнению эксперта из ФРГ Йорга-Дитриха Накмайера, "если США хотят оставаться великой мировой державой, им придется сохранить свое присутствие в Афганистане и Средней Азии. Если они покинут регион, то это станет началом их конца". Как считают немецкие военные специалисты, запланированный уход американских войск из Афганистана позволит Пентагону предметнее и активнее приступить к реализации геополитических планов в Средней Азии, чтобы потеснить оттуда Россию и Китай, возвести "ограничительные линии и психологические барьеры" между этими странами и их давними партнерами в регионе. Поэтому с маниакальным упорством янки продолжат поиски вариантов размещения военных баз в Средней Азии, которые будут задействованы и в стратегии "надзора" за азиатскими маршрутами транспортировки энергоресурсов, стать этаким военным звеном в переброске нефти и нефтепродуктов из стран Средней Азии через Каспийское море и далее в свои "закрома". Не случайно, по сравнению с прошлым годом в три раза возросло число визитов чиновников из Вашингтона и европейской штаб-квартиры НАТО в среднеазиатский регион. Под руководством помощника генерального секретаря НАТО Жана Фурне регулярно проходят в Брюсселе заседания научного комитета альянса, на которых обсуждаются планы стратегического проникновения в регион Среднюю Азию и зоны Каспия".

"Вечёрка", в свою очередь рассматривает ситуацию и вовсе, в третьем ключе - с точки зрения президентских выборов, которые грядут в 2013 году. В этом смысле - Таджикистан погружен в очень сложные процессы, каждый из которых способен сыграть свою роль.

"Республика, по большому счёту, сегодня находится на перепутье. Объявив принцип многовекторности во внешней политике, Таджикистан активно вовлечён в сложнейшие процессы регионального и международного взаимодействия. Последствия предстоящего вывода коалиционных сил из Афганистана, не просчитываемые для региональной безопасности и сложившейся де-факто сбалансированности интересов вовлечённых стран, маршруты вывода и последующие варианты развития в этой неспокойной стране - все эти факторы потенциально способны ухудшить внутреннюю ситуацию в республике. Некая недосказанность витает в воздухе и вокруг затянувшегося переговорного процесса по заключению соглашения о пребывании Российской военной базы в Таджикистане. Такая же ситуация неопределённости сложилась и вокруг главного экономического проекта стратегического характера - строительства Рогунской ГЭС. С ней связаны практически все надежды населения Таджикистана на улучшение своего тяжёлого социально-экономического положения, от неё зависят перспективы развития самой экономики страны. Эти факторы актуализируются на фоне неуклонно набирающего силу мирового кризиса. Некоторые эксперты предсказывают его "ураганные" последствия для экономик государств уже в конце осени 2012 года - начале зимы 2013 года. Уровень благосостояния в Таджикистане в значительной мере определяют не доходы-расходы государственного бюджета, а денежные переводы трудовых мигрантов. Более миллиона граждан республики работают на различных объектах в Российской Федерации. Зарабатываемые ими несколько миллиардов долларов США в год держат на плаву экономику Таджикистана, поддерживают социальные расходы бюджета. Очевидно, что мировой кризис затронет и Россию, и это, скорее всего, приведёт к резкому снижению денежных поступлений от мигрантов. В начале сентября 2013 года, когда перечисленные и непрогнозируемые факторы станут оказывать реальное влияние, в Таджикистане будет объявлен старт президентским выборам, которые должны состояться в ноябре".

Тем временем, "Азия плюс" затеяла ревизию спецоперации в ГБАО, полагая, что действия властей уже сейчас трудно назвать полностью законными, и что они ведут к расколу страны.

"Так или иначе, изначально задействованные средства были непропорциональны объявленной цели поимки, еще раз подчеркиваем, подозреваемых. Для задержания подозреваемых силовые структуры задействуют оперативные службы с целью определения места их нахождения и последующей локализации и задержания. Для этого не требуется блокировать целый город и вводить на его улицы боевую технику, а по периметру устанавливать снайперов. Юристам еще предстоит ответить на вопросы законности и пропорциональности этих действий властей, открытия огня по спящему городу. На каком основании внутри страны и в мирном городе была применена армия? Почему операцией командовал не представитель Министерства внутренних дел, а министр обороны? Кто на нас напал извне? Насколько применение армии против собственного населения соответствует Конституции? Или налицо правовой нигилизм и нарушения законов со стороны силовых ведомств? Получается, что силовые структуры позиционировали население Хорога как "чужого" по схеме "свой-чужой", применив всю доступную военную мощь против спящего мирного города. Какова тогда цена лозунгам о национальном единстве, каков тогда итог 20-летнего преодоления последствий гражданской войны? Таким образом, цели, которых можно было добиться другими, совершенно законными, менее затратными и менее устрашающими средствами, не достигнуты. Вместе с тем, ущерб, нанесенный операцией, с трудом поддается учету. Нанесен ущерб международному имиджу, инвестиционному климату, сфере туризма, который предстоит восстанавливать годы, и не только на Памире. Но самое печальное, что людям нанесены глубокие психологические травмы, серьезный моральный ущерб. Эта непродуманная операция, за которую заплатили своей жизнью солдаты, сотрудники силовых ведомств, мирные жители может подорвать веру в стабильность и развитие страны и подхлестнуть чемоданные настроения среди активной и мыслящей части населения, которая хочет жить в мире и согласии в поистине правовом государстве".

Экономика

"Бизнес и политика" рассуждает о ситуации в Киргизии. В частности, издание объясняет повысившуюся гибкость руководства Киргизии нестабильностью в экономике страны, которая в случае ухудшения может привести к ставшим традиционными народным выступлениям этой осенью или следующей весной. Но, власти Киргизии успешно решают совместные проекты с Россией и добиваются результатов. Правительство республики, которое возглавляет молодой технократ Омурбек Бабанов, делает все возможное для того, чтобы вывести экономику страны из стагнации. Наученные горьким опытом двух революций Бабанов и его соратники отчетливо понимают, что без кардинальных изменений их ждет новый бунт. Строительство Камбаратинской ГЭС, ее пуск в эксплуатацию и есть один из значительных шагов к стабилизации в стране. В Таджикистане же строительство брата близнеца Камбараты Рогунской ГЭС так и не началось. Остановлены даже восстановительные работы. В феврале следующего 2013 года эксперты Всемирного банка обещают предоставить результаты своих экспертиз. Что будет, если они станут отрицательными? В беседе с автором издания один из экспертов банка кандидат геолого-минералогических наук Дильбар Зайнутдинова слово в слово повторила все аргументы, которые официально публикует узбекская сторона против строительства Рогуна. Либо она перепевает лозунги узбекской пропаганды, либо они (аргументы) создаются на основе ее высказываний. Никакой объективности или хотя бы понимания всей сложности ситуации. А если и другие эксперты такие же? В общем, остается порадоваться за соседей и в очередной раз выразить надежду на то, что и правительство Таджикистана будет работать более настойчиво, смело и эффективно.

Порядка $45 млн. планируется выделить из госбюджета 2012 года на обслуживание двух основных кредитов Таджикистана. Об этом "Авесте" сообщили в министерстве финансов страны. По словам источника, эти средства планируется выделить на обслуживание долга перед Экспортно-кредитным банком (Эксимбанк) Китая и Всемирным банком (ВБ). На обслуживание китайского кредита предусмотрено выделить $35 млн, на кредит ВБ - порядка $10 млн. По итогам первого полугодия текущего года размер долга перед Экспортно-кредитным банком составил $878 млн. На ВБ приходится свыше $370 млн. "Практически все китайские кредиты направлены на развитие реальной экономики, то есть на строительство автомобильных дорог, линии электропередачи и др. Китайский кредит является льготным и долгосрочным (20 лет), и годовая процентная ставка кредита не превышает 2%", - отметил источник. По данным Минфина, размер внешнего долга Таджикистана по итогам первого полугодия составил $2127,3 млн. За указанный период на обслуживание внешнего долга было направлено $34,2 млн. Эти средства потрачены как на погашение основного долга, так и на выплату процентных ставок. Всего на обслуживание внешнего долга Таджикистана на текущий год из государственного бюджета планируется выделить $100 млн. Основными кредиторами Таджикистана являются Всемирный банк, Азиатский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития и китайский Эксимбанк, резюмировали в министерстве.

Львиную долю экспортного потенциала Таджикистана по-прежнему составляет первичный алюминий и хлопок-волокно, пишет "Бизнес и политика". По данным источника из министерства экономического развития и торговли страны, порядка 80% экспортного потенциала республики приходится именно на эти товары. По его словам, в первом полугодии общая сумма экспорта товаров составила $669,6 млн, из которых $411,4 млн приходится на продажу алюминия и хлопка. "Проблема заключается в том, что эти товары до сих пор продаются в виде сырья, то есть без обработки. Первичная переработка этих товаров могла бы принести больше доходов, нежели экспорт сырья. Налаживание полного цикла переработки этих товаров создало бы немало рабочих мест, также пополняя государственную казну", - отметил источник. В министерстве энергетики и промышленности сообщили, что вместе с экспортом первичного алюминия и хлопка наблюдается рост экспорта различного вида промышленной продукции. В небольших объемах начался экспорт обуви, ветблю (полуфабрикат кожсырья), суровой ткани, пряжи, арматуры и других видов промышленной продукции. В настоящее время особое внимание уделено переработке сырья.

Общество

"Дайджест Пресс" пишет, что 1 августа текущего года Министерство здравоохранения республики Таджикистан и представительство Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Таджикистане совместно отметили начало Декады грудного вскармливания, которая проходит в стране с 1 по 10 августа. Для того чтобы желание ВОЗ и отечественного Минздрава воплотилось в жизнь необходимо не только желание матерей и медиков необходимо менять социальное положение кормящих матерей в обществе. По подсчетам ученых, для кормления младенца молоком матери в месяц необходимо 492 сомони, чуть более $100. Большинство кормящих женщин в стране не имеют работы. Откуда им взять 492 сомони на условно-полноценное питание? На фоне всех вышеприведенных подсчетов слова Лейли Мошири, главы представительства ЮНИСЕФ в Таджикистане о том, что "продолжающаяся популяризация грудного вскармливания поможет спасти жизни и сократить число низкорослых детей", кажутся просто неуместными.

В редакцию "Азия плюс" обратился инвалид 1-й группы Рустам Пираков с жалобой, что ему с мая месяца не выплачивается пенсия, и, не имея средств к существованию, он обречен на голодную смерть.

"В органах соцобеспечения объяснили, что проблема - в утере его пенсионного дела, однако никто не берет на себя ответственность за произошедшее. (...) - В 1975 году после окончания Госуниверситета до 1981 года шесть лет я работал учителем русского языка и литературы в средней школе рабочей молодежи города Вахдат, - начал он свой рассказ. - После освидетельствования в 81-м пожизненно был признан инвалидом 1-й группы и вот уже тридцать пять лет, как я прикован к постели. В советское время получал пенсию в размере 118 рублей, сейчас получаю 152 сомони. Я живу один и нуждаюсь в постоянном уходе, но социальные службы района Фирдавси никак не могут обеспечить мне этот уход. У них по регламенту предусмотрен социальный уход на дому, два раза в неделю по два часа. Социальные работники, что бывают у меня - это в основном женщины, но они считают, что ухаживать за посторонним мужчиной - это грех, и поэтому не делают этого. Из-за того, что за мной некому было ухаживать, мой сын, проживающий в Узбекистане, перевез меня к себе по гостевой визе. Пробыв там год, я вернулся в Душанбе. Инспектор райсобеса Зарина Умарова поставила меня в известность, что мое пенсионное дело утеряно, в связи с чем начислять пенсию мне не будут. С мая текущего года я не могу получать даже мизерную пенсию, мне не на что жить. По этому поводу я обращался к председателю района Фирдавси, председателю города Душанбе, генеральному прокурору, министру труда и занятости населения, в суд района Фирдавси... Но вразумительного ответа я так ни от кого не получил, и как дальше мне быть, не знаю, - с горечью говорит пенсионер.

Президента Таджикистана решили оградить от ишаков, пишет "Миллат". В таджикском городе Куляб (в Хатлонской области) жителей некоторых микрорайонов попросили временно воздержаться от использования ишаков, на которых горожане возят воду. Просьбу, как отмечается, озвучили "местные активисты и депутаты". Они объяснили ее тем, что в город, как ожидается, скоро приедет президент Таджикистана Эмомали Рахмон. "Нам сказали, что к нам на днях приедет президент. Сказали, чтобы мы не выходили на дорогу, чтобы не появлялись на своих ишаках и арбах", - рассказывает местная жительница Фариштамох Камолова. Водопровод проведен не во все микрорайоны Куляба. Жители тех мест, где постоянного водоснабжения нет, вынуждены ходить за водой в другие микрорайоны. Воду возят в бидонах на ишаках и арбах. Куляб - один из крупнейших городов Таджикистана. При этом система водоснабжения и канализации, функционирующая в городе, была создана еще в 1970-е годы. Несколько лет назад Всемирный банк выделил несколько миллионов долларов на восстановление системы водоснабжения в Кулябе. В целом это помогло наладить систему, однако некоторые микрорайоны лишены постоянного водоснабжения до сих пор.

Начальник управления по особо важным делам Генпрокуратуры Джамшед Сангов в интервью "Азия плюс" заявил, что подозреваемый в убийстве родственника президента Холмумина Сафарова не отказывался от ранее данных им показаний. Напомним, ранее адвокаты обвиняемого заявили, что их подзащитный отказался от своих признательных показаний. "Он мотивировал свой отказ тем, что эти показания от него были получены путем применения пыток", - заявил один из адвокатов. Среди сотрудников правоохранительных органов применявших пытки, были названы и имена высокопоставленных лиц. По словам адвоката Шухрата Кудратова, у его подзащитного также был сломан нос, о чем он говорил со следователем, который обещал допросить всех посещавших обвиняемого и провести очные ставки. Однако глава следственной группы Джамшед Сангов в интервью "АП" заявил, что никаких пыток в отношении задержанного не применялось и, естественно, расследования по этому факту не проводятся. Он также отметил, что у обвиняемого нет переломов костей. На момент подготовки материала ни один из адвокатов не имел возможность получить свидание. Начальник управления по особо важным делам Генпрокуратуры заявил, что никаких ограничений для адвокатов нет, и они могут свободно посещать своего подзащитного. "Дело в том, что никто ко мне не обращался по поводу предоставления свидания", - отметил он. Джамшед Сангов также опровергнул факт того, что оружие, из которого был убит Холмумин Сафаров, найдено. Напомним, ранее в СМИ со ссылкой на МВД появилась информация о том, что в канале Душанбе найден пистолет марки "Макаров", из которого и был убит родственник президента. Джамшед Сангов подтвердил факт обнаружения пистолета, однако отметил, что сейчас проводится баллистическая экспертиза, и только по итогам ее результатов можно будет говорить о причастности оружия к преступлению. Представитель Генпрокуратуры также опроверг информацию о том, что на родственников задержанного оказывалось давление и делались попытки сделать из них соучастников преступления. "Они допрашивались только в качестве свидетелей, и никаких противозаконных мер в их отношении применено не было", - отметил он. Ранее сын подозреваемого в убийстве заявил, что в ходе дачи показаний следователь пытался сделать из него соучастника убийства, отмечая, что у них есть видеозапись с места преступления. "Мой отец и вся наша семья в момент совершения преступления находились у себя дома, это могут подтвердить и наши соседи", - отметил сын обвиняемого.

Источник: ИА REGNUM
Автор: www.regnum.ru
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

09.1210:16В Таджикистане смягчен энерголимит
09.1210:07Российские Су-25 перебазировались из Киргизии в Таджикистан
09.1210:03Обогатительный комбинат, строящийся в Истиклоле, заработает в следующем году
09.1209:22Синоптики прогнозируют снег в субботу
09.1208:50ТЭЦ «Душанбе-2» может увеличить суточное энергоснабжение на 16%


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
08.1215:2825 лет без СССР(1)
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156250