Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Комментарии

28.08.201208:05
Источник изображения: news.tj

Его не смогли поставить на колени!

Двадцать лет назад, 24 августа 1992 года в Душанбе был убит генеральный прокурор республики Нурулло Хувайдуллоев. Предлагаем вашему вниманию сокращенную версию статьи, посвященную трагическому периоду жизни Н. Хувайдуллоева, которая была опубликована несколько лет назад в газете «АП».

"Если моя смерть принесет республике спокойствие, я готов умереть"

ЧТОБЫ понять причины и мотивы убийства прокурора, необходимо вернуться назад, вспомнить события, предшествовавшие тому трагическому дню.

Все начиналось в далеком 1991 году. Ровно за полтора года до смерти - 22 февраля 91-го года Нурулло Хувайдуллоев из трех кандидатов, представленных на сессии Верховного Совета, среди которых были Сафарали Кенджаев и Тухтамурод Почамуллоев, был избран генеральным прокурором страны. Острая борьба за власть нарастала между "старой гвардией", партийно-хозяйственной номенклатурой и коалицией оппозиционных партий и движений. Бурные эмоции выплескивались на улицы – на душанбинских площадях начинались митинги.

Неугодный для многих новых лидеров генеральный прокурор постоянно подвергался нападкам, ему угрожали, требовали уйти. "Мы пристрелим тебя как врага народа!" - эту фразу на протяжении своей недолгой работы на должности генпрокурора Н. Хувайдуллоев слышал практически каждый день. Но на все выпады своих врагов он отвечал: "Если моя смерть принесет республике спокойствие, я готов умереть". Впервые эту знаменитую фразу он произнес в прямом эфире государственного телевидения. Тогда он полчаса отвечал на телефонные звонки простых таджикистанцев и вопросы журналистов.

- Я прекрасно помню этот день, - говорит один из близких друзей прокурора Сироджиддин Мухамедов. - Здание телестудии было в руках оппозиции. Прокурора сопровождало около 150 людей, его соратников. Студия была переполнена вооруженными людьми, как с нашей стороны, так и со стороны оппозиции. Журналисты, многие из которых были на стороне оппозиции, пытались вывести его из себя своими резкими вопросами. Но он достойно выдержал их напор, корректно отвечал на все вопросы, говорил за всю республику…

Именно после того интервью Нурулло Хувайдуллоева узнала вся страна. Тогда он укрепил свою репутацию, как справедливого человека, непреклонного законника. И заработал новых врагов.

Паралич власти

5 МАЯ 1992 года указом президента Рахмона Набиева в республике было объявлено чрезвычайное положение, предусматривавшее запрет на проведение митингов. В столице ввели комендантский час. Однако вооруженным силам оппозиции удалось захватить телевидение. Телеэфир страны заполнился резкими заявлениями оппозиционных лидеров, объявивших, что они выступают за слом прокоммунистического режима. В этот же день командующий президентской гвардии заявил о переходе на сторону оппозиции. Оппозиционеры захватили аэропорт, железнодорожный вокзал… Наступил паралич власти.

Оппозиция выдвинула требования: формирование коалиционного правительства, отставка некоторых чиновников, в частности, председателя Верховного Совета Сафарали Кенджаева и генерального прокурора Нурулло Хувайдуллоева.

Последнее предупреждение

СИТУАЦИЯ накалялась. 10 мая митинговавшие на площади Шахидон под защитой захваченного БТРа с оружием двинулись к зданию Комитета национальной безопасности, в котором якобы находился президент. На подходе к комитету колонна была остановлена яростным огнем чекистов. Среди нападавших появились убитые и раненые. Командир 201-й российской дивизии полковник В. Заболотный, в соответствии с решением офицерского собрания, дал приказ бронегруппе из пяти танков, трех БМП и одного БТР прикрыть подступы к зданию КНБ, дому, в котором жили семьи работников комитета.

В это же время президент Набиев по телефону срочно вызвал к себе Хувайдуллоева. Прорвавшись сквозь блокпосты и толпы ожесточенных людей, машина прокурора въехала во двор КНБ. По воспоминаниям одного из друзей прокурора, кто тогда все время находился рядом с ним, Аслиддина Гафурова (имя изменено), Хувайдуллоев пробыл у президента более двух часов. Все это время Набиев пытался дозвониться в Москву – Ельцину. "Он не смог его найти, - говорит Гафуров, - и был растерян. Президент предупредил Хувайдуллоева, чтобы тот немедленно покинул столицу". "На тебя устроена облава, - сказал он, - нас хотят убить, но меня не тронут, побоятся, а тебя обязательно убьют. Уезжай из Душанбе…".

Провокация

В ЭТО время в оппозиционной таджикской печати началась травля генерального прокурора. Его обвиняли, в частности, в том, что он неправомерно имеет охрану. "Чего боится генеральный прокурор республики? Своего народа? Если ему положена охрана, значит ею надо обеспечить всех известных людей!" В печати против Хувайдуллоева ловко использовали его же настоятельные требования соблюдать законность и пресекать расползание оружия среди населения республики. Мол, пусть генпрокурор сам подаст пример. Так или иначе, но кампания, развязанная против генпрокурора в прессе, дала плоды. За две недели до убийства он был лишен личной охраны. Покушение готовилось задолго до 24 августа, но в тот день, когда была снята охрана, Хувайдуллоеву "подписали" окончательный приговор.

В прокурора выпустили 20 пуль

ИЗ уголовного дела по факту убийства Н. Хувайдуллоева:

"24 августа в 7.50 напротив дома 159 по ул. Низоми (бывшая Ломоносова) были убиты народный депутат, генеральный прокурор республики Нурулло Хувайдуллоев и его водитель Довуд Мусоев…".

Несмотря на то, что дело об убийстве прокурора уже закрыто, обстоятельства его смерти и гибели Довуда до сих пор не ясны. Официальные данные прокуратуры разнятся с показаниями участников трагедии. Мы будем говорить от имени друзей прокурора, которым рассказала об этом дне его вдова - Рано Хувайдуллоева.

Каждое утро прокурор ехал на работу по одному и тому же маршруту. Сначала он довозил на работу, в училище для инвалидов свою жену, потом уже ехал в прокуратуру. В день убийства рядом с ним был лишь вооруженный пистолетом водитель. Это был один из редких случаев, когда прокурора не сопровождали в дороге друзья. Убийцы, видимо, об этом знали. При подъезде к училищу служебную "Волгу" генпрокурора обогнала синяя "пятерка". Взвизгнув тормозами, она встала поперек дороги. Еще два автомобиля перекрыли путь машине сзади. Все произошло буквально в считанные минуты. Из семерки вышел мужчина. Быстрым шагом он шел к автомобилю прокурора. Сам Нурулло Хувайдуллоев в этот момент стал опускать оконное стекло. Он вытащил руку и потребовал объяснение от уже подошедшего незнакомца. Не говоря ни слова, убийца резко дернул руку прокурора вниз, тут же сломав ее. Хувайдуллоев вышел из машины. "Беги, спасай свою жизнь!" - крикнул он Довуду. Но водитель начал стрелять по колесам пятерки. "Я думаю, он прекрасно понимал, что не уйдет живым, и поэтому хотел, чтобы хоть по оставшейся машине милиция смогла бы найти их убийц", - говорит Аслиддин.

В этот момент, наставив автомат на прокурора, его убийца требовал: "Встать на колени! Встать на колени, сволочь!" Хувайдуллоев на колени не встал. Тогда убийца прострелил ему ноги. Рано видела все. Она сидела в машине и не могла сдвинуться с места. Один из боевиков, схватив ее одной рукой за волосы и сжав другой горло, вытащил женщину из машины: "Смотри, сука, как твоего мужа убивать будут".

Нурулло Хувайдуллоев упал, а его убийца продолжал в него стрелять. Автоматная очередь остановила сердце и верного Довуда. Последнюю, двадцатую пулю в прокурора убийцы пустили, уже убегая с места преступления. Она предназначалась его жене, которая, плача, кинулась на тело мужа. Пуля, не задев ее, раздробила кисть прокурора.

ДЕЛО по ст. 63, ч.3 "Террористический акт" возбудил исполняющий обязанности генпрокурора страны Тухтамурод Почамуллоев. В ходе предварительного следствия было установлено, что убийство было совершено Рахимбеком Нуруллобековым и Давлатбеком Махмудовым. Найти обоих исполнителей было нетрудно - они оставили документы, удостоверяющие их личность в машине на месте преступления. Они были задержаны. Обвинительное заключение было утверждено, и 27 июля 1993 дело отправлено в Верховный суд. 26 ноября 1993 приговором судебной коллегии по уголовным делам ВС оба они были признаны виновными и приговорены к высшей мере наказания – смертной казни через расстрел. Приговор был исполнен в 1994 году.

Убийство генпрокурора вызвало бурную реакцию по всей республике. В кишлаке Пангаз Аштского района, на родине погибшего прокурора и в Кулябе прошли массовые митинги, на которых резко осуждалось "правительство национального примирения".

Было много боли, гнева и красивых слов, но суть осталась одна – Нурулло Хувайдуллоев был последним препятствием на пути оппозиции к власти.

После гибели прокурора страны Набиев просидел в президентском кресле лишь две недели - до 7 сентября.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Ольга ТУТУБАЛИНА
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен
03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0220207