Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Общество

17.09.201212:28
Источник изображения: news.tj

Счастье Шакури

Счастливый брак – это маленькая страна, которую создают два человека. Это творчество, рожденное вдохновением и трудом. Одной из  замечательных семей республики является семья известного таджикского ученого, академика Мухаммаджона Шакури. Какую жизнь он «вылепил» в соавторстве с судьбой - в материале VIPzone (№3, 2012).   

Сын казикалона

Мухаммаджон Шакури (Шукуров) родился в феврале 1925 года в Бухаре, хотя документально дата рождения записана на год позже. Шакури  - сын Шарифджона Махдуми Садри Зиё, одного из просвещенных ученых и писателей  Бухары начала ХХ века.

Вспоминает Мухаммаджон Шакури:

- Отец был женат дважды. От первого брака у него родилось семеро детей, но все, кроме одного, умерли в раннем возрасте по каким-либо причинам. Потом отец женился на моей матери. От этого брака у него тоже родилось семеро детей, но никто из них, кроме меня, не выжил. Когда я читал дневники отца, узнал, как он переживал из-за этой семейной трагедии, как обливалось кровью его сердце при очередной смерти ребенка. Невозможно читать эти записи без слез…

Со своим сводным братом Зарифом, который был старше Мухаммаджона на 20 лет, он познакомился позже.

- Отец очень хотел, чтобы его сыновья выучились и были образованными и уважаемыми людьми,  вхожи в литературно-просветительскую среду Бухары, - вспоминает М.Шакури. - Поэтому он отдал брата в школу джадидов – новую просветительскую школу в Бухаре, которая была основана в 1908 году Мунзимом, Айни, Мехри и Хамди. Вначале муллы всячески препятстовали работе этой школы, утверждая, что она немусульманского уклада, что она нарушает установления шариата, и воспитанники выйдут оттуда кафирами.  Но когда муфти - домулло Икромча, один из  наставников Айни, встал на ее защиту и первым отправил туда своих сыновей, мой отец последовал его примеру и  также отдал Зарифа в эту школу.  Уже потом,  после революции, Зариф стал учителем  в сельской школе нового уклада.

Мухаммаджон Шакури родился позже, при советской власти. Его отец написал несколько строк в честь рождения сына, которые, по словам устода Шакури, были его благословением. 

Оказывается, отец хотел, чтобы младший сын пошел по его стопам, т.е. стал религиозным деятелем, но получилось по-другому. Когда он умер,  Мухаммаджону было всего шесть лет. Он тогда еще не ходил в школу. Через год маленького Мухаммаджона покинула и его  мать.

- Я помню, что мы жили одни  – мама, отец и я в большом доме со двором, куда всегда приходили гости, - говорит устод Шакури, вспоминая свое детство. - Его первая жена с сыном жили отдельно, отец их навещал. Мою маму звали Мусабиха,  немногословная, тихая, но образованная  женщина. Хотя все заботы о доме легли на ее хрупкие плечи, она находила время для чтения книг. Я был еще маленьким тогда, поэтому  не помню, что это были  за книги.

Брат Зариф всю жизнь проработал учителем в Бухаре и Гиждуване, но мы всегда общались с ним до самой его смерти. У меня есть племянники, которые, к сожалению, уже не знают таджикского языка, они  записаны узбеками. Но одна моя внучатая племянница, художница Зебунисо Шарипова, которая живет в Ташкенте, всегда с гордостью повторяет, что она – таджичка, и говорит только на родном языке,  когда мы иногда разговариваем по телефону.

Душанбинская жизнь

После смерти родителей Мухаммаджона взял на попечение дядя по материнской линии – Хайбулло Махдуми Авхади, работавщий библиотекарем. Но в 1937 году его арестовали и отправили в Сибирь, где он вскоре умер. Мухаммаджона забрала к себе сестра покойного отца – тетя Икболхон.

 - Моя амма в свое время была богатой и знаменитой женщиной, у нее были слуги, но с приходом советской власти, к своей старости, она все потеряла. До сих пор помню, как она, просвещенная женщина, по вечерам читала подругам и соседям  стихи на прекрасном таджикском языке, а голос у нее был необыкновенный! Тетя будто пела…  Я слушал  ее с замиранием сердца. Именно тогда у меня появилась тяга и любовь к изящной словесности, к литературе, - вспоминая былое, со слезами на глазах рассказывает устод.

Вскоре  дочь тети -  Асолатхон  вместе с Саодатхон,  супругой известного таджикского писателя Джалола Икроми, приехали в Бухару и на обратном пути забрали Мухаммаджона с собой в Сталинабад, где молодой человек познакомился с  Икроми и будущим знаменитым артистом Асли Бурхоновым. Так он вошел в творческую среду Таджикистана.

- Это был очень важный момент в моей жизни, - говорит сам устод Шакури. -  Ведь известно, в какую среду попадет человек, таким он и станет. Я продолжил учебу в школе «Намуна», которая находилась напротив нынешнего Политехнического университета, где учились одаренные дети со всей республики, и нас бесплатно кормили и одевали.  Потом я поступил в педучилище, но на третий год учебы началась Великая Отечественная война, и многие прямо со студенческой скамьи  ушли на фронт. Многие институты пустовали, и  нам предложили учиться в педагогическом, где преподавали лучшие умы республики - Лутфулло Бузургзода,  Абулгани Мирзоев, Аловутдин Баховутдинов,  Аббос Алиев,  Шарифджон Хусейнзода, Носирджон Маъсуми.

После окончания института Шакури поступил в аспирантуру, а в 1946 году он познакомился и женился на Клавдии Васильевне Луканиной, матери его сыновей  -  Шарифа, Анвара и Рустама.

Но жизнь – сложная штука. После нескольких лет совместной жизни они с женой развелись. Несколько лет Шакури жил холостяцкой жизнью, пока судьба не подарила ему настоящее счастье.   

Дилафруз

Итак, судьба свела его с Дилафруз – дочерью писателя Джалола Икроми.

-  Дилафруз я увидел, когда она была еще совсем девочкой, и она называла меня дядей,  -  вспоминает, улыбаясь,  Шакури. -  В то время я   часто ходил к ним домой навещать ее отца, который  был наставником в моих  начинаниях. Меня всегда приветливо встречала  супруга Икроми -  Саодатхон, благодаря которой я приехал и обосновался в Душанбе.  Уже во взрослой жизни Дилафруз, востоковед-иранист по образованию, работала в Институте востоковедения Академии наук республики.  Семейная жизнь ее не сложилась: она развелась с мужем, когда ее единственной дочери Дилошуб было всего 1,5 года.

- Все эти годы, а моя дочка уже была студенткой 4 курса университета, я ничего не хотела слышать о замужестве, но отец настоял на своем. «Ты выйдешь замуж за моего братишку, и все!» - категорически однажды заявил он мне, а  братишкой («ука») он называл  только Шакури. В нашей семье  было принято беспрекословно слушаться отца, - рассказывает Дилафруз Джалоловна, и после небольшой паузы, краснея, добавила: -  Если честно, Мухаммаджон Шакури мне нравился еще с детства,  поэтому,  в конце концов, я согласилась, и сейчас, спустя 23 года,   благодарна судьбе за все.

- А почему  вы в свое время не решались признаться в своих чувствах  Шакури?

- Видно, сказывается мое воспитание. Мне всегда нравились умные, начитанные люди, я ими просто восхищалась. Устод Шакури был для меня таким идеалом. Я всегда хотела, чтобы он был счастлив в жизни.

- А у него не было пагубных привычек?

- Была. Еще с детских лет, когда я заходила  в отцовский кабинет, и там было сильно накурено,  меня это сильно раздражало. «Вы что, курили?» -  насупив брови, я спрашивала отца, а он в ответ: «Нет, это приходил мой братишка», - имея в виду, конечно,  Шакури. Когда я вышла за него замуж, первым делом - отучила его от курения.

- После нашей женитьбы Дилафруз полностью изменила мою жизнь. Поменялся мой рабочий распорядок, я стал иначе себя чувствовать, - говорит устод.

- Я выросла в такой среде: видела, как мама заботилась о моем отце, делала все, чтобы он всецело посвящал себя творчеству. И выйдя замуж за  Мухаммаджона Шакури, я не представляла себе другой  жизни. Поэтому ради  любимого человека  ушла с работы.  

Обращаемся снова к устоду:

- Почему вы посвятили свою книгу «Хуросон аст ин чо» своей супруге Дилафруз?

-  В знак благодарности,  потому что она для меня – все! Она возродила меня заново,  отдав всю свою ласку и заботу. Так уж получилось, что из-за моей большой занятости в науке,  решение всех бытовых вопросов взяла на себя добровольно моя супруга. Дилафруз предоставила мне все условия для работы. Раньше у меня не было своего рабочего кабинета и приходилось дожидаться, когда мои дети поужинают и пойдут спать, а я возьмусь за исследования. На работе тоже условий для нормальной научной работы не было, так как приходилось отрываться по каким-либо причинам. И впервые в жизни, уже  в преклонном возрасте, благодаря жене, я удостоился личного рабочего кабинета!  Сейчас, когда я уже не могу читать из-за слабого зрения, Дилафруз стала моими глазами. Ее глазами я читаю газеты и книги,  знаю, что творится в мире...  

- Раньше вы могли что-то приготовить сами?

- Нет. В жизни всего лишь два раза готовил шурбо и то умудрился, что оно подгорело.

- А каким  блюдам отдаете большее предпочтение?

- Об этом лучше спросите мою жену.

- Он, как и мой покойный отец, очень любит плов. Я также готовлю ему его любимые кичири – блюдо бухарской кухни, и манту, - рассказывает Дилафруз Джалоловна.

Смысл жизни 

- Устод, слышали, что на Би-Би-Си сняли фильм «Джони Дилафруз» о вашей жизни. Что вы можете рассказать об этом?

- Да, этот фильм снят в Великобритании Али Аттором из персидской службы телеканала ВВС и рассказывает о нашей жизни с супругой. Если она уезжает на время в Америку, где живет дочь Дилошуб с внуками, я остаюсь один и схожу с ума, считая минуты до ее приезда. Через фильм люди узнали, что я не могу представить своей жизни без моей Дилафруз…

- И моя жизнь тоже не имеет смысла без него, - улыбаясь, прервала слова ученого его супруга.

- Еще о моей жизни написала в своей книге «Band beyond the river» Моника Витлок, которая побывала в Душанбе. Интересно, что о моем отце Шарифджоне  Садри Зиё написано в одном из томов «История России. 1894-1939 г.г.», и там же на обложке можно увидеть его фотографию. Я даже не знал, что о нем хранились документы в исторических архивах России, - рассказывает Шакури.

- Кто ваши друзья, с кем вы дружите?  

- Я дружил со многими исключительно по работе и своей  специальности. С детства у меня были друзья, но их, к сожалению, уже нет - ушли рано. Жить  долгой жизнью, оказывается, тоже плохо: становишься свидетелем ухода из жизни своих друзей и близких…

- Устод, в таком преклонном возрасте  как вы пишите свои книги?

-  Фонд Ирана подарил мне диктофон, куда я записываю свои мысли, потом вместе с Дилафруз мы считываем и корректируем  сказанное, она потом печатает. Так, строчка за строчкой  и создаются  книги. Кстати, в Великобритании, где я провел почти пять месяцев и недавно вернулся, мы так и работали. Но в конце, я заболел и не смог написать одну обещанную статью.

- Кстати, как вы туда попали?

- Меня с супругой пригласил средний сын Анвар, который живет в Великобритании.  Ему скоро исполнится 60 лет. Он предоставил нам все условия для лечения и отдыха, но самое главное - я всласть пообщался с моим сыном. Я ведь рассказывал, что у меня трое сыновей. После окончания средней школы все они уехали из республики и занялись научной работой, стали учеными. Они там, я - здесь, у нас не было возможности для тесного общения. И теперь, на склоне жизни, проводя время вместе с средним сыном в общении и обмене мнениями на самые разные темы,  я стал ощущать себя счастливым отцом. И это впервые за 86 лет! Если бы судьба подарила мне такую возможность, чтобы я мог увидеть и пообщаться  с двумя другими моими сыновьями,  я бы ушел из этой жизни  без сожаления… - говорит он, вытирая слезы. 

Кстати, сыновья устода Шакури – известные ученые, работы которых признаны

научным сообществом мира. Старший, 63-летний  Шариф Шукуров - искусстовед, заведует отделом культурологии Института востоковедения Академии наук РФ, профессор, доктор искусстоведения.

Средний – Анвар Шукуров, астрофизик, профессор университета в Ньюкастле  (Великобритания). А самый младший, Рустам, которому исполнилось 50 лет,  историк, защитил докторскую диссертацию по истории Византии.  Живет и работает в Москве, в МГУ. Вместе с братом Шарифом он написал книгу  «Центральная Азия: опыт истории духа», где основная часть  посвящена таджикскому народу. 

Гены все равно делают свое дело, яблоки от яблони падают недалеко: сыновья М.Шакури как  ученые вложили свой весомый вклад в мировую науку, в какой бы стране ни находились. Независимо от своего гражданства они являются таджиками, и это видно по их научным работам. Сегодня их отец, несмотря на  слабое здоровье и плохое зрение, издает свою очередную, 48-ю  книгу. И все это на благо науки нашей республики,  для нашего народа, чтобы мы не теряли своих корней,  любили и сохраняли свой родный язык и национальную идентичность.    

Если к тому же вспомнить, кто помогает устоду Шакури в этом благородном деле, то надо воздать должное и поблагодарить также его супругу Дилафруз за наш завтрашний день.

…Они женаты уже 23  года, и сегодня, спустя столько времени, с любовью глядя друг другу в глаза, говорят: «Ты есть, поэтому и я есть на этом свете»…

(Фото из личного архива М. Шакури)

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Абдурахмон Рахмонов
5.0
- всего оценок (1)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1206:54На выборах президента Узбекистана проголосовало около 88% избирателей
05.1206:15Прокуратурой города Душанбе выявлены факты нарушения прав потребителей электроэнергии
04.1215:34Узбекистан выбрал нового президента
04.1215:01День рождения Пророка: без помпезности и угощений
04.1212:14Жизнь в гараже. ВИДЕО


Самое обсуждаемое

03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312501