Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Комментарии

21.09.201212:14
Источник изображения: news.tj

Достояние республики

16 сентября в Душанбе после продолжительной болезни на 86-м году жизни скончался выдающийся таджикский ученый, соавтор первого закона «О государственном языке» и автор «Толкового словаря таджикского языка» - академик Мухаммаджон ШАКУРИ.

Свой материал «АП» посвящает его светлой памяти.

Прощание с Шакури

ЦЕРЕМОНИЯ прощания с Мухаммаджоном Шакури состоялась 17 сентября возле дома ученого, где он прожил последние годы своей жизни. Перед траурным митингом позвучало несколько классических мелодий из «Шашмакома», которые любил покойный. На прощании присутствовали представители творческой интеллигенции, правительственных структур, иностранного дипкорпуса, общественности республики. Среди присутствующих можно было заметить не только именитых писателей и ученых, но также и высокопоставленных чиновников и известных артистов, которые пришли попрощаться с Шакури. Президент Академии наук Таджикистана Мамадшо Илолов в своем выступлении отметил заслуги Мухаммаджона Шакури в таджикской науке.

- Он из числа тех редких ученых, которые одновременно исследовали особенности таджикского языка и таджикской литературы, -  отметил он.

По его словам, автор «Очерка таджикской советской литературы» в двух частях, автор знаменитой книги «Каждое слово имеет место, и каждое изречение имеет свое время», один из авторов «Толкового словаря таджикского языка» и соавтор первого закона «О государственном языке» по праву считается достоянием нашей республики. 

Директор Института востоковедения Академии наук республики академик Акбар Турсун отметил, что Шакури прожил долгую и счастливую жизнь, у него отличные сыновья и прекрасная супруга -  соратник и помощник во всем.

- Именно благодаря семье он смог за 60-летнюю трудовую деятельность написать 50 научных книг, - сказал он. 

Затем слово предоставили чрезвычайному и полномочному послу Ирана в Таджикистане доктору Алиасгару Шеърдусту, который произнес очень эмоциональную речь, отметив, что  Шакури принадлежит к той редкой когорте выдающихся деятелей, которые внесли весомый вклад в мировую науку и объединили три братских государства - Таджикистан, Иран и Афганистан, превознося литературный таджикско-персидский язык. Недаром за научные заслуги Шакури был признан выдающейся личностью Ирана. В 1986 году он также был избран членом-корреспондентом Академии персидской словесности и литературы Исламской Республики Иран.

А чрезвычайный и полномочный посол Афганистана в Таджикистане господин Абдугафур Орзу подчеркнул, что физическая смерть ученого – это не конец его жизни:

 - Он сгорел как свеча, факел, чтобы осветить путь другим. И я надеюсь, что этот путь и после смерти Шакури будет таким же светлым, - отметил он.

Последний представитель

КОГДА слово предоставили поэтессе Гульрухсор, участники траурной церемонии замерли от ее дрожащего и пронзительного голоса:

- Говорят, смерть ученого – утрата для Вселенной, и это правда. Смыслом всей жизни нашего уважаемого Устода была наука, которой он отдал себя сполна. Когда я шла сюда, то в голове вдруг родились несколько строчек о Шакури, - сказала она и процитировала свои стихи, последняя строчка которой гласит:

Бухара больше не в силах такого родить,

Последний из Садри Зиё ушел,

Последний из садри зиё ушел… (Здесь игра слов: Садри Зиё – имя отца ученого, и так называют интеллигенцию, поэтому последнюю строчку следует понимать как «Ушел последний представитель настоящей интеллигенции…»).

А близкий ученик Шакури – ректор Педуниверситета, академик Абдуджаббор Рахмонов назвал своего Устода садовником, который вырастил не одно поколение ученых мужей.

- Прощай, Садовник, ты ушел – остался твой цветник, ты был - лица людей были веселыми, ты ушел – остались женские и мужские слезы, - начал он свое выступление со стихов. – Недаром одна из книг устода называлась «Мактаби одамият» - «Школа человечности». Я счастлив, что вместе с другими прошел эту школу, - отметил он, а одну из последних работ Мухаммаджона Шакури – книгу об истории пантюркизма в 20-м веке назвал настоящей находкой.

После траурного митинга и джанозы в мечети тело ученого было предано земле на столичном кладбище Лучоб. 

Логопед

ПОСЛЕ похорон мы снова пришли в дом Устода, чтобы пообщаться с родными и близкими покойного.

Хаёт Неъмат, таджикский поэт, Самарканд:

- Последний кирпич упал со здания просвещения Бухары… Только вот выписался из городской больницы Сино, где находился на обследовании. И всего несколько дней назад рядом со мной в палату положили одного пациента. Присмотрелся – академик Шакури! Когда нас проведать пришел певец Афзалшо Шодиев, я не вытерпел и сказал: «От слова «халва» во рту слаще не станет. Всю жизнь мы говорили о возвращении таджикам наших истинных городов -  Самарканда и  Бухары, а теперь посмотри, в каком плачевном и бедственном состоянии находится и Самарканд, и Бухара, - отметил я, указывая на себя и устода – уроженца благословенной Бухары. Жаль, что никто о нас теперь не вспоминает…».

Муаллим был интересной личностью. Он был архитектором таджикского языка. Пуще того, в медицине есть такая специальность – логопед. Это специалист по исправлению дефекта речи. Так вот, Мухаммаджон Шакури был таким логопедом для всех таджиков – он выправлял родной язык у всего таджикского народа.

Атахон Сайфуллоев, доктор филологических наук, Худжанд:  

- Я был знаком с Устодом Шакури с 1954 года, когда он приезжал на съезд молодых писателей в Худжанд вместе с Мирзо Турсун-заде, Джалолом Икрами и другими. Потом мы вместе работали в Институте языка и литературы им. Рудаки Академии наук. Я был аспирантом, он заведовал отделом, и когда мы, молодые ученые, показывали свои статьи ему, он смотрел основательно и на полях делал пометки на латинице. В последние годы жизни он написал много ценных научных работ, где новая концепция, иной подход, совершенно другой взгляд на историю. Особенно стоит отметить его литературную критику, которая служила навигатором для развития таджикской литературы, ее новых стилей и направлений.

Такого больше нет

Анвар Шукуров, средний сын Мухаммаджона Шакури: 

- Мне и моим братьям очень трудно говорить сегодня об отце. И в то же время, анализируя все его поступки, ловлю себя на том, что в своих действиях и решениях я повторяю то, что делал он. Это врожденное и наблюдается в каждой семье, где хороший отец и дети следуют за ним. Для меня важными и поучительными останутся его привычки и правила.

Ассоциации с детством: ежедневно в 8 утра – неважно, воскресенье это или Новый год, день рождения или дождь на улице, болен он или здоров - отец садился работать за письменный стол. Высокая работоспособность, безжалостная и строгая в отношении себя дисциплина стали причиной всех написанных им научных работ. Мы все трое занимаемся наукой, и эта привычка отца для нас стала наглядным примером. Он показал, что, помимо таланта, своей работоспособностью можно добиться многого в жизни. Он останется для нас образцом на всю жизнь…

Может, мы не до конца пока осознаем, как трудно сейчас без него. Непросто отвечать на вопрос, кем был он для нас. Он часть каждого из нас, и мы его продолжение…

Дилафруз Икрами, вдова Мухаммаджона Шакури:

- Мы прожили с ним душа в душу более 25 лет… Боже, я говорю о нем в прошедшем времени! (Плачет.) Он так заботился обо мне! В последние месяцы, когда он стал болеть, в один из вечеров попросил позвать моих племянниц к нему. Они пришли, а он велел мне выйти и закрыть за собой дверь. Позже выяснилось, что он просил не оставлять меня одну после его смерти… Все те дни, что мы дежурили вместе с младшим сыном Рустамом в больнице, он справлялся обо мне. Сам находясь на шаг от смерти, он по телефону справлялся, не замерзла ли я, когда возвращалась по ночному Душанбе из больницы, приняла ли таблетки на ночь. Как же я могу не оплакивать такого человека?!

Он в жизни не обидел и мухи. Даже по отношению к своим недругам был снисходителен: когда его обливали грязью, он – молчал. И когда я иногда возмущалась из-за несправедливых обвинений, он говорил: «Не держи зла. Панохаш ба Худо!».

Он был гостеприимным, и почти каждый день у нас дома были гости. А если 2-3 дня никто не навещал нас, он с грустью говорил: «Все о нас позабыли». Такого, как он, больше на свете нет… 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Манижа КУРБАНОВА,Asia-Plus
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1217:44Интересные факты о Таджикистане
08.1216:25“Мамочка, я очень-очень люблю тебя!”
08.1215:43Таджикская принцесса оправдалась за свадебное платье в 40 миллионов рублей
08.1215:15Президент Узбекистана предложил сделать должность глав администраций выборной
08.1215:14Таджикских предпринимателей заставят ставить новые кассовые аппараты


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(2)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156338