Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

21.10.201315:54
Источник изображения: news.tj

Слово вослед отъезду посла…

На неделе  посол Ирана в Таджикистане Али Асгар Шеърдуст нанёс прощальные визиты в связи с завершением своей дипломатической миссии.

Иран был первым иностранным государством, открывшим своё посольство в Душанбе. Случилось это в январе 1992г. К этому времени уже состоялись прямые, общенародные и самые свободные в постсоветской истории республики президентские выборы. Победу на них, вполне ожидаемо, одержал Рахмон Набиев и стоявшие за ним политические силы. И хотя часть оппонентов Рахмона Набиева и его сторонников как бы согласилась с результатами выборов, другая их часть так и не смогла принять их и примириться с ними. Страна и после выборов продолжала пребывать ровно в той же атмосфере жёсткого политического противостояния, в которой она находилась в режиме нон-стоп с тех самых августовских дней 1991г. когда в  Москве был фактически запущен механизм обвального распада СССР.

Обе стороны противостоящие стороны были заинтересованы во всемерном развитии таджикско-иранских отношений. Для президента Рахмона Набиева они были фактором, могущим уравновесить очевидную неприязнь к себе  доминировавших в то время в российской власти т.н. демократов и весьма сдержанное отношение американцев. И те, и другие воспринимали его не иначе, как коммуниста и бывшего лидера Компартии Таджикистана, нанесшего, вопреки утвердившейся в то время общей для всего постсоветского пространства политической тенденции, поражение таджикским демократам в ходе президентских выборов. Наиболее активные оппозиционные силы того времен – движение «Растохез» и Демократическая партия Таджикистана, исповедовали идею национального возрождения. Соответственно, «Растохез», целиком, и ДПТ, в приличной степени, были ираноцентричны. Названные обстоятельства в полной мере способствовали тому, что в первые месяцы 1992 г. таджикско-иранские отношения развивались весьма бурно, причём характерной особенностью данного начального периода становления двусторонних отношений было то, что особое и значительное внимание уделялось восстановлению разорванного в советское время общего цивилизционного пространства и значительно разрушенной цивилизационной тождественности.

В ситуации, когда основные политические силы в Таджикистане, открыто и жёстко противостоя друг другу, имели свои виды и расчеты на поддержку иранской стороны, первому послу Ирана в Таджикистане Али Ашрафу Муджтахиди Шабистари было совсем  не просто последовательно проводить курс на содействие упрочению независимости Таджикистана, в чём Иран был несомненно  заинтересован, и на недопущение возникновения какой либо напряжённости в двусторонних отношениях. Решение этих задач стало особенно актуальным, когда в мае 1992 г. противостояние в республике трансформировалось из политического в вооружённое, а затем и в полномасштабную гражданскую войну. В такой обстановке от Али Ашрафа Муджтахида Шабистари требовалось проявление максимальной выдержки, терпения и стратегического видения, с тем, чтобы таджикско-иранские отношения и стоявшие за ними общенациональные интересы двух государств не оказались принесёнными в жертву тем или иным сиюминутным расчётам тех или иных сил.

В ещё большей степени все эти качества стали востребованы после того, как уже в начале 1993г. для отношений между двумя странами наступили не самые лучшие времена. Гражданская война принимала затяжной характер, а многие видные деятели тогдашней таджикской оппозиции обосновались в Иране. Не удивительно, что в это время  прежняя открытость таджикской стороны в отношении Ирана сменилась хорошо ощущаемой  настороженностью, причём не только со стороны новых властей, пришедших к управлению страной в конце 1992г., но и со стороны большей части населения республики. На настороженном отношении властей, поддерживавших их политических элит и немалой части таджикского общества к Ирану сказывались вполне очевидное предубеждение к  нему,  как к стране победившего т.н. политического ислама, а также не утратившими силу своего воздействия политические и идеологические клише, оставшиеся им в наследство от советских времён.

В сложившейся сложной ситуации Али Асгар Муджтахид Шабистари оказался на высоте стоявшей перед ним задачи. С достоинством и умением большого дипломата, шаг за шагом, без излишней суеты и шума он разбирал завалы, образовавшиеся в таджикско-иранских отношениях. Немногословный, он умел находить  нужные слова и проговаривать их тихим и ровным голосом там и тогда, где и когда они могли принести наибольшую пользу восстановлению взаимопонимания между своей страной и страной пребывания. За его обманчивой внешней неяркостью скрывалась натура сильная, цельная и благожелательная к Таджикистану, его гражданам, стремлению новых руководителей и таджикской власти и таджикской оппозиции сохранить и упрочить независимость страны  через разворачивание межтаджикского диалога, достижения мира и восстановления национального единства. Оглядываясь назад,  следует признать – для судьбы таджикско-иранских отношений было большой удачей, что в самый сложный период его постсоветской истории послом Ирана в республике служил именно Али Ашраф  Муджтахид Шабистари.

В конце 1996г. новым послом Ирана в Таджикистане стал Сайид Расул Мусави. Ко времени его назначения на этот дипломатический пост самый сложный этап в истории таджикско –иранских отношений остался позади. Черту под периодом охлаждения и определённой отчуждённости между двумя странами, порождённой гражданской войной в республике, подвёл состоявшийся 16-18 июля 1995г. первый официальный визит президента Эмомали Рахмона в Иран.

В мае 1997г.. президент Али Акбар Хашеми Рафсанджани посетил с официальным визитом Таджикистан. Его переговоры с Эмомали Рахмоном в преддверии скорого подписания межтаджикских мирных договоренностей обозначали переход отношений между двумя странами в новое состояние. Их уже не обременяли политические проблемы, обусловленные межтаджикским конфликтом. Состоявшийся визит и его положительные итоги вполне можно рассматривать как успешное начало посольской миссии Сайида Расула Мусави в Душанбе и самое значительное его политическое достижение за всё то время, что он представлял интересы Ирана в  Таджикистане.

После подписания 27 июня 1997г. межтатджикских мирных договорённостей Иран стал одним из основных гарантов его реализации. В связи с этим, практическая работа в данном направлении стала одним из важнейших аспектов дипломатической миссии самого Сайида Расула Мусави в Таджикистане и возглавляемого им посольства своей страны.  Ещё одним важным направлением в его работе в качестве посла стали усилия по интенсификации экономических отношений Ирана и Таджикистана. Именно при нём они обрели новое измерение, когда иранцы стали понемногу вкладываться в различные инвестиционные программы, предлагаемые таджикской стороной. В частности, в ходе строительства железной дороги Курган-Тюбе-Куляб иранские строительные фирмы, возвели и обустроили несколько станций.

Данное направление получило ещё большое развитие при следующем после Ирана в Таджикистане Носире Сармади Порсо, сменившего на этом посту своего предшественника в 2001г. При нём Иран подключился к строительству Анзобского тоннеля и был запущен проект строительства Сангтудинской ГЭС-2, а также активизировался процесс вхождения иранских предпринимателей в экономическую жизнь республики. В 2006 г. дипломатическая миссия Носира Сармада Порсо в Душанбе завершилась, и в последующие примерно полтора года обязанности посла на временной основе исполнял Ахмад Аджаллуиён.

Характерной особенностью всех упомянутых выше иранских послов была очевидная их непубличность. Если они и принимали участие в тех или иных публичных мероприятиях – по прямому ли долгу службы или принимая приглашения устроителей конференций, круглых столов и т.д., то держали себя неброско, были немногословны и говорили по существу обсуждавшихся вопросов.

Полной их противоположность в этом плане был Али Асгар Шеърдуст. Он был весьма заметной и яркой фигурой в дипломатическом сообществе Душанбе. Он любил и умел вести публичную активность. Во многом этому способствовал прежний опыт, в общем-то публичной,  работы и постоянное общение с творческой средой – писателями, деятелями культуры, миром средств массовой информации. К тому же, он ещё до назначения послом в Таджикистан был широко и хорошо известен в республике. Он много раз бывал в Душанбе в качестве руководителя той или иной делегации или же в составе делегаций, возглавляемых более высокопоставленными официальными лицами. Естественно, что за это время у него сложились неплохие отношения с представителями различных страт таджикского общества, в том числе и с высокопоставленными официальными лицами. Особенно тесными и тёплыми были его отношения с таджикскими литераторами.

Кстати, может быть это случайное совпадение, но так уж сложилась действительность, что неброская манера предшественников Али Асгара Шабистара хорошо соотносилась с такой же неброской и манерой ведения дел иранских президентов, при которых им приходилось служить в Душанбе. Яркая публичная активность покидающего Душанбе посла не менее  хорошо гармонировало с яркой  манерой действий  президента Махмуда Ахмадинеджада.

При Алиасгаре Шеърдусте не было запущенно каких-либо новых крупных совместных экономических проектов. Вместе с тем, иранскому посольству и ему самому, как его руководителю,  приходилось заниматься непростыми вопросами. В частности, разрешением кризисной ситуации, сложившейся в результате блокады транзита грузов для республики по железной дороге через территорию Узбекистана. Ситуация стала кризисной и для строительства Сангудинской ГЭС-2. Хоть и не сразу, но меры предпринятые иранской стороной, естественно, не без участи и иранского посольства в Душанбе, смягчили её остроту, хотя и не устранили её полностью. В дальнейшем, при активном участии  соответствующих служб посольства иранская сторона наладила  транспортировку грузов для электростанции, включая различные части турбин и генераторов, тяжёлыми «Русланами».

Смена иранских послов в Таджикистане обычно совпадает со сменой иранских президентов или их переизбранием. Али Асгар Шабистари покидает Таджикистан всего лишь спустя два месяца после инаугурации президента Хасана Рухани. Общественность Таджикистана пока не знает ни того, кто будет новым иранским послом в Таджикистане, и ни того, каким он будет.

Как представляется, для того, чтобы таджикско-иранские отношения и впредь были плодотворными и развивались по нарастающей, обеим сторонам  необходимо внести новации в деятельность свои структур, задействованных в данном процессе. В том числе тех из них, что представляют интересы своих стран в стране пребывания. Сложившихся и устоявшихся за почти двадцать два года направлений сотрудничества двух стран, объективно,  уже не в полной мере отвечают интересам Таджикистана.

В работе иранского посольства изначально очень сильно присутствует упор на развитие  культурных связей. Было бы неплохо, если с приходом нового посла был дан импульс развитию связей и на других направлениях, например, налаживанию и развитию сотрудничества между научными сообществами двух стран в сфере точных наук, передовых технологий и инжениринга, разработки совместными усилиями образовательных продуктов, которые позволили бы Таджикистану выйти на уровень, хоть сколько ни будь сопоставимый с нынешним уровнем развития системы образования и науки в Иране. Почему бы посольству Ирана наряду с офисом атташе по культурным вопросам, не иметь и офис атташе по науке и современным технологиям. Было бы также неплохо, если в Таджикистане начал функционировать иранский офис, аналогичный, например, американскому USAID, британским  DFID и British Council, японской JICA или немецким  GIZ и DAAD. В этом случае таджикско-иранские сотрудничество обрело бы более диверсифицированный и, что не менее важно, более прагматичный  характер. Остаётся надеяться, что новому послу Ирана будет присуще стремление способствовать тому, чтобы сотрудничество между нашими странами обрело новые измерения.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Рашид Гани АБДУЛЛО,специально для Asia-Plus,политолог
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

04.1215:34Узбекистан выбрал нового президента
04.1215:01День рождения Пророка: без помпезности и угощений
04.1212:14Жизнь в гараже. ВИДЕО
03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0350334