Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Политика/Власть

24.10.201312:29
Источник изображения: news.tj

Тревожный октябрь 92–го…

Некомендантский час

НАКАНУНЕ вторжения страна находилась в очень тяжелой ситуации. Продолжался социально-политический и экономический кризис, а на юге шли ожесточенные бои.

23 октября председатель Верховного Совета, и.о. президента Акбаршо Искандаров издал указ «О введении чрезвычайного положения и комендантского часа на территории Душанбе» в целях скорейшей нормализации обстановки, восстановления законности и правопорядка, обеспечения безопасности граждан…

«Вследствие непрекращения вооруженных действий на юге республики образовался очаг гражданской войны, последствия которой для народа Таджикистана, да и для целого государства Среднеазиатского региона, непредсказуемы. Правоохранительные органы республики не в состоянии навести должного порядка, и это, в свою очередь, активизирует деятельность мафиозных структур и уголовных элементов, разгул мародерства, грабежи. Приостановлено действие ряда законов, что приводит к массовому оттоку из республики не только русскоязычного населения, но и коренного населения…»

Заявление председателя Верховного Совета, исполняющего обязанности Президента РТ Акбаршо Искандарова. Душанбе 23.10.1992 года.

Но комендантский час был нарушен уже на следующий день. В пять часов утра 24 октября с запада в город вторглись военизированные формирования во главе с экс-председателем Верховного Совета Сафарали Кенджаевым и одним из лидеров народного фронта Рустамом Абдурахимовым.

ОТ РЕДАКЦИИ: К сожалению, некоторые участники тех трагических событий не захотели говорить на эту тему, а некоторые находились за пределами страны. Поэтому в статье в основном используются ранее опубликованные материалы и книги.

В Душанбе с третьей попытки

ВТОРЖЕНИЕ готовилось тщательно. Причем дата менялась два раза. Как потом напишет в своей книге «Переворот в Таджикистане» сам Кенджаев, это было связано с тем, что его сторонники из Кулябской области и Вахшской долины не скоординировали должным образом свои действия.

«В связи со сложившейся ситуацией, по согласованию со специалистами, генерал-полковником (Эдуард Воробьев, заместитель главкома сухопутных войск России, - прим. автора), профессорами, известными генералами и другими лицами, которые хотели предотвратить это кровопролитие, я позвонил председателю исполнительного комитета Совета народных депутатов Кулябской области Джахонхону (Джиёнхону) Ризоеву. 12-го октября пригласили его в Турсунзаде».

Дж. Ризоев прилетел на вертолете вместе с Рустамом Абдурахимовым (один из лидеров НФТ, председатель общества «Ошкоро»). По словам Кенджаева, на переговорах они договорились о скорейшем проведении 16-й Сессии Верховного Совета в одном из городов Ленинабадской области или соседнего Узбекистана. Депутаты должны были поднять вопрос отставки коалиционного правительства и его руководителей Абдумалика Абдулоджонова и Акбаршо Искандарова». (Из книги С. Кенджаева).

Были два варианта принудить правительство в Душанбе согласиться на сессию.

Вариант первый

Вооруженным путем свергнуть власть в Душанбе и созвать 16 Сессию Верховного Совета.

По словам Кенджаева, этот вариант был очень тяжелым и кровавым. Многие члены Народного Фронта не поддержали его, поскольку он мог привести к большим жертвам.

Другая причина - в условиях войны «созыв Верховного Совета считается незаконным, и в историю это вошло бы, как государственный переворот.

«Тогда были бы нарушены все демократические принципы, и не было бы разницы между нами и оппозицией. И руководство, которое было бы избрано на этой Сессии, не признал бы ни таджикский народ, ни мировое сообщество». (Из книги С. Кенджаева).

Вариант второй. 

«С четырех сторон заехать в Душанбе без предупреждения, и обратиться к населению, работникам МВД, КНБ, всем правоверным мусульманам и другим религиозным оппозиционным организациям через радио и телевидение и сообщить о намерениях НФТ. Что мы - сторонники прекращения войны и вошли в город лишь с целью проведения 16-ой Сессии в одном из городов Ленинабада и решения политических вопросов». (Из книги С. Кенджаева).

Этот вариант был приемлемым для всех. Было решено, что через СМИ к населению обратится Рустам Абдурахимов, который за день до вторжения должен прилететь в Турсунзаде вместе с дикторами. Группы Файзали Саидова, Лангари Лангариева, Сангака Сафарова, Якуба Салимова, Саидшо Шамолова и др. командиров Кулябской области должны ввести в город не менее 2000 вооруженных солдат и тяжелую боевую технику, чтобы без боев взять под контроль здание Верховного Совета, Железнодорожный и Центральный районы.

Другая группа, состоящая из 1100 человек должна взять под контроль здание Аппарата главы государства, республиканское радио и телевидение, Октябрьский район и северную часть Фрунзенского района;

Также предполагалось, что в Душанбе войдет Восит Самадов с группой Лангари Лангариева. Еще 500 вооруженных человек должны прибыть из Ленинабада через Анзобский перевал …

Основной силой должны были стать командиры Кулябской области. Поэтому было решено выдать им 400 автоматов из 500 имеющихся в наличии НФТ.

Первоначально дата вторжения была назначена на 17 октября. До этого организаторы дополнительно встретились 14 октября для обсуждения деталей операции.

«Когда речь зашла о Сангаке Сафарове, генерал- полковник Воробьев сказал: "Желательно, чтобы Сангак Сафаров не заходил в Душанбе, так как будет бесчинствовать. Мы намерены без кровопролития созвать сессию Верховного Совета". Другие участники его поддержали. Против выступил председатель Кулябского облисполкома Дж.Ризоев. Спорить с генерал-полковником Воробьевым было не легким делом…» (Из книги С. Кенджаева).

16 октября в Турсунзаде должны были прилететь Р. Абдурахимов и дикторы радио и телевидения. Однако они не приехали, в то время как люди С.Кенджаева были в полной готовности.

"К кому только я не обращался, перед кем только не склонял голову, и даже слезы лил, так как речь шла о жизни 1000 храбрецах, которых нужно было поддержать. На вертолете вылетел в соседний Узбекистан, тысячу раз спасибо им за человеколюбие и бескорыстное отношение. Они загрузили в вертолет 4 тонны муки, и уже в четыре часа дня я с этой мукой вылетел в Куляб. Меня там дружественно встретили. Долго обсуждали проблемы республики, но никто не говорил о завтрашнем дне. Тогда я сам поднял этот вопрос, на что Ризоев мне ответил, что эту операцию нужно перенести на другой день. Его слова отравили мне еду, которую я ел с ними, и стали сотнями ведер холодной воды в зимние холода, все мое тело задрожало.., ",- образно пишет Кенджаев.

После долгих споров была назначена другая дата – 23 октября. Планы захвата города остались неизменными, однако когда Кенджаев спросил об участии в операции Сафарова, Воробьев заявил, что этот вопрос уже обсуждался, и был решен отрицательно.

«- Если в Душанбе зайдет Сангак Сафаров, будет большое кровопролитие и бесчинство. Об этом очень просил первый заместитель ВС товарищ Сайфиддин Тураев.

- Что вы говорите? Он же является сторонником оппозиции. Почему мы должны выполнять его просьбу?! Может быть, у него имеется какой-то тайный план, - возразил ему Кенджаев?!

- Успокойтесь, Сафарали Кенджаев! Сайфиддин Тураев сейчас работает за Вас. Двадцатого мы вместе были в Кулябе и Колхозабадском районе, где обсудили это. Он с вами. Он понял, что такое оппозиция, поверьте мне…» (Из книги С.Кенджаева).

Неожиданным оказалось для С.Кенджаева, когда его соратники ему сообщили, что и Абдумалик Абдуллоджанов, отставку которого он так явно желал, тоже является его сторонником и после вторжения войск НФТ перейдет на их сторону….

Генерал-полковник Воробьев пообещал, что задачей НФТ является войти в Душанбе и мирным путем договориться о созыве сессии. 201 дивизия в свою очередь закроет все въезды и выезды города, чтобы оппозиция не смогла ввести тяжелую технику.

Однако и в этом случае Ризоев попросил отсрочку на один день. Они опять не успели подготовиться…

В правительстве знали о вторжении Кенджаева

СТАЛО ли вторжение С.Кенджаева неожиданным для тогдашнего правительства?

- О том, что Кенджаев планирует войти в город, мы знали, - говорит председатель движения «Лаъли Бадахшон» Амирбек Амирбеков. – Нам говорили об этом. Мы тогда сообщили об этом Гулосу Иброншоеву, которого незадолго до этого назначили министром внутренних дел. При нас он звонил кому-то в Москву. Не знаю, с кем он разговаривал, но он просил, чтобы они вмешались. Но получил отказ.

По словам бывшего вице-премьера коалиционного правительства Давлата Усмона, у них была информация о вторжении, но по их данным оно должно было состояться 27-28 октября.

В книге заместителя премьер-министра того времени Аслиддина Сохибназара, «Рассвет, убивающий звезды», утверждается, что многие в правительстве знали о нападении. Самого Сохибназара предупредили знакомые, которые должны были, потом присоединиться к НФТ. А накануне нападения он зашел к Искандарову.

«Об имеющейся информации я ему не стал говорить, так как был уверен, что он в курсе. Поэтому сразу же спросил, какие новости? – пишет в своей книге А.Сохибназар.

- Все в порядке. Сегодня разговаривал по телефону с Ельциным. Он обещал выдать 30 танков. Кроме того, сообщил, что подготовлен проект решения о передачи Таджикистану 201 дивизии, и в ближайшие дни он его подпишет. Лишь бы только согласились оформить законным путем отставку Р.Набиева, провести выборы или Сессию ВС, - ответил А.Искандаров.

Из его слов выходило, что Россия его поддерживает. И я, шутя, спросил:

- Получается, Россия полностью поддерживает вашу кандидатуру на высшую должность?

- Это решится во время выборов.

- А когда выборы?

- В ближайшее время. Проведем их в Ленинабаде…»

Вторжение

ОТКЛАДЫВАТЬ день вторжения дальше Кенджаев не мог. В книге он утверждает, что, по данным разведки Народного Фронта, оппозиция сама планировала напасть на Душанбе и Кулябскую область и объявить республику исламской страной. Оппозиционеры якобы намеревались осуществить это 27 октября. Для этого в Тавильдаринском районе собрались 50 автомашин с более 1000 боевиками из Бадахшана. К ним должны были присоединиться группы из Афганистана, Гарма, Комсомолабада, Таджикабада и Калаи-Хумба, в общем, более 3000 тыс. человек. Часть из них должна была через Тавильдару напасть на Кулябскую область, а другая - на Душанбе и Гиссар.

Кроме того, Кенджаев говорит о преследовании и даже убийствах его сторонников в Душанбе.

Однако планы, которые так детально разрабатывались, были нарушены еще накануне вторжения, когда Рустам Абдурахимов прилетел в Турсунзаде без дикторов. Он сообщил, что дикторы должны прибыть на следующий день в Душанбе вместе с людьми Сангака Сафарова и Файзали Саидова. С.Кенджаева этот факт не особо обрадовал, но приезд Рустама Абдурахимова был гарантией того, что Лангари Лангариев и Файзали Саидов к ним присоединятся.

На следующий день, в пять часов утра колонна тронулась из Турсунзаде в сторону столицы. Ближе к шестому часу она уже была на мосту Путовского, где ее должны были ждать Файзали Саидов и его люди. Однако здесь ее в районе рынка «Баракат» огнем встретили боевики оппозиции.

«Противники заняли очень хорошие позиции, откуда перед ними все было, как на ладони. Бой продолжался 25-30 минут. Трое наших ребят получили ранения, один погиб. Но часть силы правительства (то есть сотрудники правоохранительных органов  – прим. ред.) и оппозиции была нами уничтожена, другая часть – бежала…», - пишет Кенджаев.

Далее сторонники Кенджаева разделились на три группы. Первая взяла под контроль Аппарат президента, вторая взяла под контроль здание Верховного Совета, а третья, во главе с Кенджаевым и Абдурахимовым отправилась к зданию Дома радио, а потом и телевидения, которое было захвачено без всяких проблем.

Запустить телевидение из-за отсутствия специалистов не смогли. Однако в то же утро, выступая по радио, Р.Абдурахимов объявил С.Кенджаева президентом страны…

По эту линию фронта

В интервью газете «Миллат» А.Искандаров рассказал, что в ту ночь он ночевал на правительственной даче. Его удивило, что там не было никого из охраны, кроме его личных двух охранников. Рано утром они услышали выстрелы. Выглянули на улицу и увидели, что ворота дачи снесены. Он позвонил в КНБ и МВД, где ему сообщили, что неизвестные формирования вторглись в столицу.

- Тогда я позвонил командиру 201 дивизии генералу Мухриддину Ашурову, который, согласно распоряжению президента России Бориса Ельцина, должен был обеспечить нашу безопасность. Но Ашуров мне сказал, что в городе идет сильная перестрелка, и у них нет возможности выйти на улицу, - вспоминает А.Искандаров.

Центральная дорога была полностью захвачена боевиками из Регара. На попутной машине Искандаров с большим трудом добрался до МВД. Там уже узнал, все последние новости о вторжении.

- Мы собрали всех ответственных за правопорядок лиц. Из отчетов правоохранительных органов выяснилось, что мы не готовы выступить против Кенджаева и обеспечить безопасность населения. О сложившейся ситуации я сообщил руководителям России, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Туркменистана. Решили, что будем вести переговоры с С.Кенджаевым. Но он не стал с нами говорить. На следующий день я из 201 дивизии позвонил президенту Узбекистана, чтобы он оказал содействие в решении вопроса. Лишь после этого Сафарали Кенджаев согласился на переговоры, - говорит А.Искандаров….

- В тот день я отправился в штаб бадахшанцев в районе цирка, где в основном находились беженцы из Курган-тюбинской области, - рассказывает Амирбеков. - Ребята сообщили, что группа Кенджаева убила нескольких выходцев из Памира в их домах. Мы давно знали, что у Кенджаева есть список адресов, который они взяли в домах управления. Потом мы решили, что в первую очередь нам нужно вывезти из города женщин и детей.

По словам Амирбекова, они нашли автомашины, собрали деньги на топливо, посадили туда женщин и детей и тронулись в путь. Колону из 18 машин остановили в районе автобазы №3, где находился штаб оппозиции.

- Я вышел объяснить им ситуацию, но они не поверили, подумав, что мы бежим из города и не защищаемся от нападения. Но, проверив все машины, они пропустили нас дальше, - рассказывает Амирбеков.

На 9-км колонну не хотели выпускать военные 201-й, которые заявили, что у них приказ никого не выпускать. Но их тоже удалось уговорить.

- В Вахдате нам навстречу вышла колонна из числа бадахшанской милиции, которая прибыла для поддержания порядка в городе. Их было около 300 человек. Мы решили, что часть из них должна сопровождать колонну, а другая объездными путями войти в Душанбе, так как там тоже нужна помощь, - сказал Амирбеков.

Тогда в боевых действиях против группы С.Кенджаева выступили так называемая молодежь Душанбе и группы оппозиции, штабы которых находились в районе автобазы №3, мечети «Южной», «Авул» и «Испечак». Основные бои произошли на мосту Путовского, в районах гостиницы «Вахш», кинотеатра «Ватан» и других точках центра. По некоторым данным погибло свыше 100 человек (некоторые из них погибли на развилке Шохамбари при более сильном столкновении), а ущерб, нанесенный городу исчислялся сотнями миллионов.

А.Искандаров утверждал, что у боевиков Кенджаева находили служебные удостоверения и паспорта, принадлежащие соседнему государству.

Неоправданные надежды

«Потом из ВС мы позвонили "главе" государства Акбаршо Искандарову, который вместе с министром внутренних дел М.Навджувановым находился в здании МВД.

- Уважаемый Акбаршо Искандаров! Ваши рабочие места в ВС и Аппарате президента свободны, приходите и садитесь в любое из этих кресел и созовите управление ВС, и выполните лишь одно требование НФТ, и тогда мы покинем Душанбе. Мы не пришли сюда проливать кровь".

- Каково ваше требование?

- Созыв 16-ой сессии в Худжанде, основное решение которого должно касаться отставки коалиционного правительства во главе с Абдумаликом Абдуллоджановым. Отставка Управления ВС во главе с вами.

- Я согласен с вашим предложением. Мне это самому все надоело, и я осознаю, что власть уходит из моих рук. Мы созовем 16 сессию в Худжанде, но к вам туда я не приду. Вы, обманув, хотите меня убить...

Я гарантировал ему безопасность, но он не согласился….

Тогда некоторые работники КНБ перешли на нашу сторону. Некоторые остались там и сообщали нам всю информацию. Так мы узнали, что группа моджахедов во главе с Ризвоном Содировым и Ходжи Акбаром Турачонзода направляются в город со стороны Кофарнихона. Еще несколько групп собрались в самом городе». (Из книги С.Кенджаева).

Таким образом, положение Кенджаева осложнилось. Группы с юга, на поддержку которых он рассчитывал, в Душанбе войти не смогли. Как потом выяснилось, Л. Лангариев в ту ночь получил тяжелые ранения, от которых он потом умер. Ф. Саидову и другим командирам ехать в Душанбе якобы запретил Сангак Сафаров.

В этой ситуации, как признается Кенджаев, он был вынужден пойти на блеф. Он позвонил Э.Воробьеву с требованием предотвратить кровопролитие.

«Вы не позволили нам вступить в город с тяжелой техникой, так как обещали, что 201 дивизия будет контролировать город с четырех сторон. Однако боевики оппозиции уже вошли в город. Вы знаете, что может произойти?! Они не оставят в городе ни одного русскоязычного населения». (Из книги С.Кенджаева).

Далее Кенджаев заявил, что он только что разговаривал с Сангаком Сафаровым, Лангари Лангариевым, Файзали Саидовым и Тагойхоном Шукуровым.

«Они могут в течение полутора часов со всей армией войти в город. Тогда в городе ничего не останется, в том числе и от русскоязычного населения. И кто из нас тогда будет за это отвечать, я не знаю!» (Из книги С.Кенджаева).

Э.Воробьев эту угрозу не пропустил мимо, и выдал тяжелую технику, чтобы перекрыть дорогу моджахедам из Кофарнихона в районе 7-го км. Их сопровождали 70 боевиков НФТ.

Своим людям Кенджаев тоже сказал, что кулябские полевые командиры прибудут завтра. Правду он не мог им открыть, так как ситуация и так была безрадостная; запасы оружия и продовольствия иссякали.

«Надеяться на С.Сафарова, Е.Салимова и Ф. Саидова было бесполезно. Я позвонил первому заместителю областного суда Ленинабада, своему другу, Асадулло Урунову. Но как он не склонял, этот гордый человек, свою голову перед всеми, никто не хотел встать на защиту столицы. Более 300 беженцев из Хатлона и Вахшской долины, которые находились в области, тоже отказались взять в руки оружие и приехать в Душанбе».

Вечером 24 октября, С.Кенджаев уехал в Турсунзаде, чтобы узнать, как обстоят дела там. По приезду на следующий день в Душанбе, ему сообщили, что Рустам Абдурахимов уехал с неизвестным человеком, который представился его земляком. По словам свидетелей, они отправились в сторону МВД, после чего он погиб при невыясненных обстоятельствах, предположительно от рук оппозиции.

Между тем, А.Искандаров в своем интервью говорит, что когда он находился в кабинете М.Ашурова, туда пришел и Рустам Абдурахимов. Он стал жаловаться на Кенджаева и сказал: «Этот мужик нас обманул. Он сказал нам, что в городе все на нашей стороне: и Верховный Совет и правительство, а нас тут встретили с боями…».

Переговоры

По словам А.Искандрова переговоры состоялись после того, как вмешался Узбекистан. Сам Кенджаев пишет в своей книге, что он сам призвал их решить вопрос мирным путем. Но в любом случае, днем 25 октября стороны собрались в штабе 201 дивизии за столом переговоров. В это время в здании ВС произошли столкновения боевиков Кенджаева и оппозиции, в результате чего последние захватили здание парламента. Боевики НФТ по телефону тогда якобы сообщили Искандарову, что были обмануты Кенджаевым, и что если будет дана гарантия их безопасности то они сдадут оружие, и покинут город…

На встрече Искандаров подписал Указ о Созыве 16 Сессии, на повестке дня которой была тема отставки коалиционного правительства во главе с А.Абджуллоджановым и руководства ВС во главе с А.Искандаровым. Дата Сессии была назначена  на26 октября.

Кенджаев так описывает эти переговоры, в ходе которых он вновь нагнетал ситуацию.

«Я сказал: Акбаршо Искандаров! Я не собираюсь с вами скандалить. Вы заставляете меня приказать своим фронтам во главе Тагойхоном Шукуровым, Файзали Саидовым, Якубом Салимовым, Лангари Лангариевым, Сангаком Сафаровым, Бурихоном Джобировым, Саидшохом Шамоловым и Курбоном Чоловым с тяжелой техникой войти в Душанбе. В этом случае человеческая кровь польется селем и дойдет до колен, от Душанбе ничего не останется, даже неизвестно, останемся ли мы с вами живыми. Все будет гореть. Войдем в историю в темном обличии. Подумайте! Каждая минута дорога»…

Кенджаев утверждает, что его люди покинули Душанбе добровольно. Они сами попросили 201 дивизию сопровождать их, так как на улицах города были боевики оппозиции, а они не желали воевать.

В свою очередь, Искандаров говорит, что Кенджаев потерпел поражение, и его боевики были разоружены и выведены из города.

В момент отступления, в развилке Шохамбари произошла перестрелка между людьми Кенджаева и российскими войсками, которые не узнали друг друга в ночи. По словам представителей оппозиции с запада в Душанбе ехали 8 танков из Узбекистана, направленных на поддержку Кенджаева. В своей книге Кенджаев пишет, что тогда погибло 3 его солдата, и шестеро были ранены.

Шестнадцатая Сессия 26 октября не состоялась, так как на нее не явилось нужное количество депутатов…

Во второй половине дня 26 октября Сангак Сафаров в присутствии Якуба Салимова, Файзали Саидова, а также руководителей правоохранительных органов Кулябской области застрелил Джахонхона Ризоева…

В чем была причина октябрьского вторжения? Почему Кенджаев отступил? С этими вопросами мы обратились к нашим экспертам.

Нурали ДАВЛАТ, журналист, политический эксперт:

- Суть этого вторжения состояла в том, чтобы усилить ход гражданской войны в Таджикистане. Таким образом, внешние силы доказали, что это они контролируют ситуацию в РТ. Они хотели напугать политические силы республики, как оппозицию, так и представителей Народного Фронта. При этом Кенджаева просто обманули. Ведь, как он сам пишет, сначала его приветствовали, а потом «кинули»…

Давлат УСМОН, вице-премьер коалиционного правительства 1992 года:

- Думаю, что все-таки идея данного вторжения была совместным проектом Народного фронта и главнокомандующего 201-й российской дивизии генерал-полковника Воробьева. Это они пропустили его в город. А когда на следующий день стало ясно, что план неосуществим и они могут быть опорочены, то сразу изменили позицию, выбрав нейтралитет…

Если бы тогда все силы подключились, то они бы захватили власть. Но на исход дела скорее повлияли разногласия между С. Кенджаевым – как представителем центра и севера и С. Сафаровым – как представителем юга. Проблема была в том, что Кенджаев не хотел признавать Сангака, как влиятельного деятеля. Либо хотел просто использовать его для достижения своих целей. У того скорее тоже было такое отношение, поэтому они не поддержали его. Если бы они тогда объединились, то добились бы своего. Ведь тогда, ни правительство, ни оппозиция не имели возможности отреагировать должным образом.

Мирхусейн НАЗРИЕВ, преемник С. Кенджаева в Социалистической партии Таджикистана:

- В то время я работал в Академии наук. С Кенджаевым тесно сотрудничал после создания партии – в 1993 году. Но, будучи жителем столицы, я близко наблюдал события 24-25 октября 1992 года. Тогда шла война. И это вторжение было частью тех событий. Правительство не смогло обеспечить стабильность в республике. В таком положении попытка покойного Кенджаева принесла в основном позитивные плоды. Цель вторжения состояла в том, чтобы провести Сессию Верховного Совета в стабильной обстановке, чтобы никто не повлиял на ход этого важного мероприятия. Она дала свой результат. Сессия, в конце концов, прошла в Худжанде.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Азия-Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
24.10.2013 15:33
я заметил что статьи про не давнее прошлое нашей республики не пользуются "спросом" у посетителей и тех кто с пеной из орта или матом обсуждает другие темы.я задумался наверное потому что действительно те кто пишет всякую ерунду в комментах в те не далекие времена были просто детьми или вообще еще не родились а сейчас стараются за клавишами что то доказать...или самоудовлетворится.не знаю просто хочется спросить а помните что подъезды в домах Душанбе всегда были чистыми,что на улицах Душанбе редко был слышен мат,мусор был только в баках а не вокруг них,на базарах был порядок,школы были похожи на школы...эх все было хорошо и менталитет был другой...задумайтесь с чьим приходом все это перевернулось с ног на голову?почему подъезды превратились в гавнюшники?что самое страшное эти у власти уже столько лет столько наворовали денег а ни каких изменений ни каких и министр и самый крутой бизнесмен начинают утро со слов кси ача ....да те времена о который идет речь в статье были очень страшными для нашей республики очень,но сейчас по моему еще хуже.выросло тупое поколение которое ни читать не писать не может и начинается день у них со слов кси ача....сейчас глядя на нашу "маленькую Швейцарию"  не верится что когда то подъезды были чистыми....  

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

29.0309:03Грузовик врезался в жилой дом в Душанбе, есть жертва
29.0308:20В Таджикистане зафиксированы подземные толчки
29.0307:51Комитет по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне предупреждает о непогоде в ближайшие дни
29.0306:31Рустам Эмомали переименовал столичное ТВ
28.0316:50Лукашенко назвал Путина родным братом


Самое обсуждаемое

27.0312:50Смутные времена для дряхлого Евросоюза(3)
28.0314:19Подробности миграционной амнистии граждан Таджикистана в России(2)
28.0309:32ТАЛКО и РУСАЛ окончательно помирились(1)
28.0307:45Пилькевич: «Подлые люди тут не задерживаются…»(1)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156322