Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

06.11.201313:15
Источник изображения: news.tj

Минфин ответил за бюджет

Министерство финансов Республики Таджикистан, рассмотрев опубликованную 10 октября 2013 г. в газете «Азия-Плюс» статью «Секретные траты госбюджета», подготовило свои комментарии по данной теме.

 

АВТОР указанной статьи Валентина Касымбекова попыталась проанализировать показатели государственного бюджета на текущий год, попутно сде­лав ряд предположений о наличии скрытых от граждан мотивов и, соответствен­но, о бюджетных расходах, не отражающих общественных интересов.

Прием, использованный В. Касымбековой, интересен, но не нов. Примером является фабула увлекательного мультиплика­ционного фильма «Кунг-фу панда». Одна из главных его идей гарантирует блестящие результаты любой рек­ламной кампании, при условии, что вы сможете убедить людей в наличии в са­мых обычных явлениях или вещах «секретного ингредиента». Ну а если пове­рить в упомянутый ингредиент самому, то вас ждут ну просто фантастические успехи.

Но какие бы методы ни использовали авторы для описания бюд­жетных вопросов, исходным материалом для этого должен быть экономический анализ, требующий знания предмета исследований, достоверной базы данных и логики. Мы предлагаем уважаемым читателям свои комментарии к вопросам В. Касымбековой, сделавшей попытку украсить сухие бюджетные цифры мер­цающей вуалью тайны, и надеемся, что данный материал поможет в будущем ей и всем другим журналистам, специализирующимся в сфере экономики.

Надо отдать должное В. Касымбековой, в отличие от большинства крити­ков, интересующихся исключительно бюджетными расходами, она уделила внимание и государственным доходам.

В своей статье автор отметила прогнозируемый рост поступления налогов в текущем году по сравнению с предыдущим, при этом сделав предположение о причине их роста в основном за счет повышения пошлин от 40 до 200%, ставок налогов, введения новых пошлин и налогов. Были упомянуты и жалобы тад­жикских бизнесменов по поводу чрезмерно высокого повышения налогов, введенных новым Налоговым кодексом.

Отвечая на это замечание, следует напомнить, что пошлины налогами не являются, это денежные сборы, взимаемые официальными органами при вы­полнении установленных функций (нотариальные действия, регистрация актов гражданского состояния и т.п.). Поступление пошлин включено в неналоговые доходы с общим ростом к 2012 году на 14,1%. По состоянию на 1 октября текущего года неналоговые поступления были исполнены на 100,2% к плану, что свидетельствует о высокой степени достоверности планирования и расходится с ожиданиями и предположениями Касымбековой.

Далее автор статьи указывает на негативные последствия для таджик­ского бизнеса в связи с увеличением налоговых ставок и введением новых на­логов новым Налоговым кодексом Республики Таджикистан.

Не вступая в полемику о Налоговом кодексе, напомним, что с 1 января текущего года общее количество налогов было сокращено с 21 вида до 10 видов (с 1 января 2017 года - до 9 видов), в том числе общегосударственные налоги - с 17 до 8, местные налоги - с 4 до 2. Кроме того, до 2017 года предусмотрено сни­жение налога на прибыль для производителей с 15 до 13% и для других видов деятельности - с 25% до 23%.

Данные меры были реализованы за счет исключения налога с розничной торговли и объединения одинаковых налогов с целью упрощения налогообло­жения, отчетности и повышения эффективности налогов. В целом ставилась задача снизить налоговую нагрузку на налогоплательщиков, при расширении налоговой базы. Одновременно с целью стимулирования экономической актив­ности и привлечения инвестиций, а также более равномерного распределения налогового бремени с учетом приоритетов государственной политики в отно­шении отдельных групп налогоплательщиков был установлен ряд облегчений и льгот.

В своей статье Касымбекова в качестве подтверждения своим предположениям привела следующий пример: «По сравнению с прошлым годом размеры поступления в ГБ от налогов на прибыль и доходы должны возрасти более чем в два раза: с 108,8 до 275,7 млн сомони и с 105,6 до 211,8 млн сомони соответственно».

Нам не известен источник информации В. Касымбековой, но в Законе «О Государственном бюджете на 2013 год» поступления от налога на прибыль юридических лиц и подоходного налога физических лиц оп­ределены в общей сумме 1558,6 млн сомони, с ростом к предыдущему году на 32,3%, но никак не более чем в 2 раза.

Мы приглашаем всех пользоваться информацией, размещенной на сайте Министерства финансов и доступной всем пользова­телям Интернета.

Автор выразила недоумение прогнозируемым снижением поступлений налогов с продаж хлопка-волокна и первичного алюминия на фоне увеличения поступлений по всем другим видам доходов. Надо признать, что эта ситуация не радует и Министерство финансов. Однако в данном случае мы имеем дело с объективными причинами, связанными с колебаниями мировых цен на эти то­вары, сведения о которых ежедневно публикуются на сайтах всех крупнейших информационных агентств.

Последний раз цена алюминия достигла максимального значения - почти 2800 долларов за тонну - весной 2011 года. С тех пор мировые цены на алюминий неуклонно снижаются, до 1800 долларов по состоянию на середину октября те­кущего года. Два месяца назад новостные агентства распространили информа­цию о закрытии четырех алюминиевых заводов «Русала» в России, на грани за­крытия находятся алюминиевые заводы и в других странах мира. Не внушает оптимизма динамика мировых цен и на хлопок-волокно.

Негативные прогнозы по доходам государства от реализации хлопка-волокна и первичного алюминия были сделаны Министерством финансов еще в первой половине прошлого года, и, к сожалению, они оправдались.

Тем не менее, В. Касымбекова смогла уловить изменения в структуре государственных доходов, произошедшие за последние 10 лет, а изменения эти очень значительные.

В 2003 году весь объем фактически поступивших доходов государствен­ного бюджета достиг 775,3 млн сомони, в том числе поступления от налогов с продаж хлопка-волокна и первичного алюминия - 88,5 млн сомони, что состави­ло 11,4% от всех доходов.

Госбюджет республики 2013 года по доходам определен в сумме 9,5 млрд сомони, с номинальным ростом к 2003 году в 12,2 раза. Посту­пления от налогов с продаж хлопка-волокна и первичного алюминия за тот же пе­риод возросли в 1,6 раза, но теперь составляют 1,4% от общей суммы доходов. Возникает вопрос: что привело к тому, что за эти 10 лет доходы государства от производства хлопка-волокна и первичного алюминия утратили свою значи­мость, при резком росте других государственных доходов? И это притом что к 2013 году налоговые ставки по ряду налогов стали ниже ставок 2003 года, доба­вился ряд льгот и облегчений, а некоторые виды налогов вообще ушли в исто­рию.

Ответ простой: последовательная работа государства по реализации комплексной программы реформ в тесном сотрудничестве с международным сообществом.

Был осуществлен полный пересмотр системы налогообложения, сняты все виды нетарифных барьеров в отношении внешней торговли, снижены та­рифы и налоги на импорт. Была проведена масштабная приватизация го­сударственных предприятий во всех секторах экономики.

Было отменено государственное регулирование цен на сельскохозяйст­венную продукцию, принят специальный указ президента страны о не­вмешательстве органов государственной власти в определение видов выращи­ваемой сельскохозяйственной продукции.

Был разработан и реализован целый ряд мер для стимулирования малого и среднего бизнеса, сельскохозяйственных производителей и промышленного производства.

Правительство последовательно реализует комплекс мер по улучшению инвестиционной привлекательности страны для улучшения бизнес-среды в республике. Всемирный банк все последние годы дает положительную оценку этим мерам, ежегодно включая Таджикистан в первую десятку стран мира, лидирующих по темпам реформ.

Все эти шаги позволили нашей стране перейти к устойчивому развитию. Ежегодно растут объемы промышленного производства, сельского хозяйства, динамично развивается сектор услуг, появляются и развиваются новые виды деловой активности.

В результате Таджикистан в течение последних 15 лет достиг стабильного реального роста экономики и именно на этой основе, а не за счет увеличения налоговой нагрузки, устойчивого увеличения поступлений государственных до­ходов.

Теперь о расходах.

Журналист в первую очередь выразила недовольство невысоким уровнем второй год подряд осуществляемого в государственном секторе повышения за­работной платы, пенсий, стипендий и пособий.

Мы благодарим В. Касымбекову за то, что она отметила долгосрочное направление в политике государства в отношении повышения уровня оплаты тру­да в бюджетном секторе и всех других выплат. Уровень повышения опреде­ляется реальными возможностями государства. Практически ежегодные повы­шения государством заработной платы и всех других выплат в последние 10 лет стали возможными благодаря устойчивому росту государственных доходов, о чем было достаточно сказано выше, и это является свидетельством того, что го­сударство придает этому вопросу особое значение.

Вызывает удивление сравнение В. Касымбековой общих расходов на со­держание госорганов власти и управления с затратами на упомянутое повыше­ние заработной платы, куда, кстати, включено повышение и для госорганов. Ко­нечно, обе эти группы расходов имеют стоимостные значения, но в первом слу­чае речь идет о функции, а во втором - о стоимости расходов на выполнение час­ти этой функции, поэтому прямое сопоставление применять здесь нельзя. Тем не менее, инновационное сравнение В. Касымбековой оказалось не в пользу расходов на повышение заработной платы, подтверждая ее заключение о завы­шенных расходах на госуправление. Впрочем, уже через несколько абзацев сво­ей статьи В. Касымбекова меняет мнение и клеймит бюджет теперь уже за снижение расходов на содержание госорганов власти и управления, а также на внешнеполитическую деятельность, предположив «урезание социальных выплат».

В Законе о государственном бюджете на 2013 год по сравнению с 2012 годом предусмотрен рост расходов на содержание госорганов власти и управле­ния на 0,2%, что должно обеспечить их стабильную работу, повышение зара­ботной платы и все предусмотренные законодательством социальные выплаты. На фоне опережающего роста расходов по другим секторам экономики и в пер­вую очередь расходов на социальную сферу, снизился уровень затрат на госор­ганы власти в общей структуре государственных расходов, что до настоящего времени не вызывало ни у кого никаких нареканий.

Беспокойство В. Касымбековой вызвал рост расходов бюджета на обслу­живание государственного долга в сочетании с реализацией «амбициозных ин­вестиционных проектов». Взамен автор предлагает направить все дополнитель­ные ресурсы на зарплату. Журналистка также привела сведения об общей сум­ме задолженности по зарплате с учетом прошлых лет, на начало 2013 года в размере более 11 млн сомони, деликатно не указав, в каком секторе экономики она образовалась.

Данный призыв даже к популизму отнести сложно. Да, государство явля­ется главным институтом, влияющим на экономическую активность в пределах своих границ, но отнюдь не единственным. Существуют определенные пропор­ции между расходами на заработную плату для занятых в государственном сек­торе и всеми другими расходами в структуре бюджета. Трудно сегодня предста­вить любую деятельность без телефонов, транспорта, электричества, водоснаб­жения, калькуляторов и сотен других вещей. Государство, увеличивая расходы на закупки товаров, работ и услуг при выполнении своих функций, одновре­менно расширяет экономическую активность в реальном секторе экономики, что приводит к увеличению рабочих мест и повышению заработной платы в не­государственном секторе. Расширение негосударственного сектора приводит к росту доходов бюджета через налоги, соответственно, появляется ресурсная база для увеличения заработной платы бюджетникам и снова - «других расходов». Несоблюдение пропорций между расходами на заработную плату для занятых в госсекторе и всеми другими государственными расходами в лю­бую сторону к хорошему никогда не приводило. Но любое увеличение бюджет­ных расходов приводит в конечном итоге к росту зарплаты в реальном и бюджетном секторах.

Деликатность В. Касымбековой касательно сведений о задолженности по заработной плате объясняется тем, что приведенные в ее статье данные отноше­ния к бюджетному сектору не имеют, это информация по организациям, осуще­ствляющим самостоятельную хозяйственную деятельность.

В части внешнего долга стоит напомнить, что за последние годы в соот­ветствии с приоритетами, установленными Национальной стратегией развития, за счет привлечения внешних заимствований были реконструированы сотни ки­лометров автомобильных дорог, сотни объектов социального назначения. Улучшена сельская инфраструктура, проложены новые линии электропередачи, улучшена ситуация с электроснабжением. Реализация этих проектов внесла свой вклад в поддержку роста экономики Таджикистана, что привело и к сни­жению уровня внешнего долга страны. В настоящее время уровень долга оце­нивается в размере около 26% к ВВП, притом что в 2003 году он составлял 66,3%.

Со­ответственно и сейчас, и в перспективе размеры расходов на погашение и об­служивание внешних долгов страны имеют достаточно низкие значения, что да­ет возможность правительству расширять программы по стимулированию развития реального сектора экономики и социальному обслуживанию населения.

В качестве примера нерационального использования государственных ре­сурсов в статье В.Касымбековой приведены строительство самого высокого в мире флагштока, крупнейшей в мире чайханы и самой большой в ЦА Нацио­нальной библиотеки. Должны разочаровать журналистку, первые два объекта строились без использования бюджетных средств. Строительство Национальной библиотеки осуществлялось в рамках Национальной стратегии развития. Страна, не вкладывающая в просвещение, развиваться не может.

Некорректными представляются утверждения В. Касымбековой о полно­мочиях и пристрастиях Министерства финансов, использованные ею при анали­зе утвержденных показателей бюджета на 2013 год: «Кто в немилости у Мин­фина? Минфин не обидел...» и т.д. По мнению журналистки, Минфин «не обидел» структуры финансовой и налогово-бюджетной политики, увеличив их средства на 15,6%, социальную сферу - увеличение на 32,9%, транспортный сектор -18%. Пострадавшими от Минфина В. Касымбекова определила отрасли сельского хозяйства, землеустройства, водного хозяйства, топливно-энергетический комплекс и здравоохранение.

Надо отметить, что действующие в Республике Таджикистан нормативно-правовые акты не предусматривают для Министерства финансов права обижать или миловать. На Министерстве финансов лежит ответственность за организа­цию работы по составлению проекта бюджета. Распределение бюджетных средств между секторами и министерствами осуществляется Правительством, а окончательное решение по бюджету принимает Парламент страны, после чего на Министерство финансов, Налоговый и Таможенный комитеты возлагается ответственность за его исполнение. Таким образом, решения по распределению бюджетных ассигнований на очередной бюджетный год принимаются на уровне Правительства и Парламента. Минфин на всех этапах бюджетного процесса яв­ляется исполнителем.

Возвращаясь к теме «обиженных» и «обласканных», надо сказать, что номинальное увеличение общего объема расходов бюджета 2013 года по сравне­нию с предыдущим составило 21,2%, т.е. увеличение расходов ниже этого уровня переводит бюджетополучателя в разряд «обделенных», выше уровня - «облагодетельствованных». По необъяснимым причинам В. Касымбекова при­числила структуры финансовой и налогово-бюджетной политики с ростом в 15,6% к «обласканным», а здравоохранение с ростом 35,9% - к «обиженным». Кроме того, не совсем ясны мотивы журналистки, призывающей увеличить бюджетное финансирование по отдельным отраслям сельского хозяйства, к на­стоящему времени полностью приватизированным.

Одной из главных причин не самого рационального, по мнению В. Ка­сымбековой, распределения бюджетных средств является отсутствие прозрач­ности. В подтверждение журналист привела результаты впервые проведенного в Таджикистане в 2012 году исследования индекса открытости бюджета. Тад­жикистан, получив 17 баллов, занял последнее место в списке. Для кардиналь­ного исправления ситуации В. Касымбекова предложила публиковать детализи­рованные данные по всем расходам бюджета, и в первую очередь информацию о финансировании обороны, правоохранительных, судебных органов и прокура­туры.

Мы не будем комментировать столь радикальное предложение. Достаточ­но напомнить, что формат публикации Закона о госбюджете, сте­пень его открытости устанавливается парламентом Таджикистана, и Министер­ство финансов обязано их соблюдать.

Кроме того, неблагополучная, на первый взгляд, позиция Таджикистана в рейтинге индекса открытости бюджета объясняется тем, что исследование по Таджикистану проводилось первый раз. Вопрос об открытости бюджета рань­ше не ставился, и полученные 17 баллов рассматриваются теми же междуна­родными экспертами как неплохой стартовый уровень для работы в данном направлении. Сравним с Кыргызстаном, который пять лет тому назад на старте набрал 8 баллов, а в 2012 году получил 20 баллов в указанном рейтинге.

И еще, В. Касымбекова в своей статье выразила твердую уверенность в том, что реформа управления госфинансами в Таджикистане осуществляется по настоянию международных финансовых институтов, что не отражает действи­тельности. Понимание необходимости реформы управления госфинансами, а также инициатива по ее реализации принадлежит самому Министерству. Есть достаточно свидетельств, подтверждающих многолетнюю интенсивную работу Министерства финансов по привлечению донорской поддержки для реализации данной реформы. Более того, многосторонняя донорская поддержка стала воз­можной только после соответствующей внешней оценки, каковой стало заклю­чение со стороны МВФ о том, что вся стабилизация государственных финансов Таджикистана в начале 2000-х основана исключительно на результативной на­логово-бюджетной политике, а это достижения Правительства и Минфина.

Министерство финансов всегда готово к конструктивному диалогу по вопросам государственных финансов, для чего проводит регулярные пресс-конференции для представителей средств массовой информа­ции, постоянно обновляет и расширяет объем публикуемой на своем сайте ин­формации, но одновременно считает неприемлемой необоснованную критику.

Ш.К.СОХИБОВ, заместитель министра финансов РТ

Мы живем в разных странах?

Уважаемый господин заместитель министра Сохибов Ш.К.! Благодарим Вас за проявленное внимание к нашей публикации. К сожалению, два письменных запроса редакции «Азии-Плюс» в ваше ведомство и неоднократные посещения нашими журналистами Минфина остались безрезультатными.

Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

«ОЗНАКОМИВШИСЬ с Вашим письмом, в котором Вы подробно описываете «последовательную работу государства по реализации комплексной программы реформ, достижение Таджикистаном в течение последних 15 лет стабильного реального роста экономики, стабилизации госфинансов вследствие результативной на­логово-бюджетной политики, достижения Правительства и Минфина, рост объемов промышленного производства, сельского хозяйства, увеличение рабочих мест» и многое другое, я решила, что мы живем в разных странах.

Возможно Вам, с вершин власти, многое видится иначе, чем мне, рядовому жителю. Я живу в стране с самыми низкими зарплатами и пенсиями, полуразрушенной экономикой, из-за которой каждый второй трудоспособный вынужден уезжать на чужбину. Очевидно, у нас абсолютно разное восприятие действительности, и, наверное, не стоит переубеждать друг друга.

Однако я тоже хочу ответить на конкретные замечания.

Относительно Ваших слов о разнице между налогами и пошлинами замечу, что простому гражданину не важно, под каким названием у него из кармана вынимают деньги. Напомню, что только в закон РТ «О государственной пошлине» за последние пять лет 4 раза вносились поправки, которыми значительно повышены почти 100 видов пошлин. Кстати, о «высокой степени достоверности планирования неналоговых поступлений», план по которым уже выполнен. А как же не выполнить народу это «планирование»? Например, чтобы оплатить пошлины, бланки, услуги и прочее за оформление собственности на жилье по наследству, потребуется около 1200 сомони. И никуда не денешься, или плати, или отказывайся от наследства.

По поводу оспаривания роста налогов (200% или 32%) и Вашего недоумения по поводу моих «источников информации» сообщаю, что ими послужили Законы РТ «О госбюджете РТ» за 2012 и 2013 годы, размещенные на сайте Национального центра законодательства при президенте РТ. Цифры взяты из статьи 5 «Доходы республиканского бюджета по источникам доходов».

Ниже в таблице показаны различные формулировки названий доходов и цифры, приведенные в Госбюджетах прошлого и нынешнего года.

 

Госбюджет 2012 г.

Госбюджет 2013 г.

Налог на прибыль

108,8 (юридических лиц)

275,7

Налог на доход

105,6 (минимальный налог на доходы)

211,8

Подоходный налог с физических лиц

193,0

 Нет данных

И как иначе можно трактовать приведенные данные? Разночтения происходят оттого, что почти ежегодно в публикуемом Госбюджете сокращается объем информации по доходам и расходам.

Кстати, я воспользовалась Вашим приглашением пользоваться информацией с сайта Минфина и на его бюджетной странице увидела результаты голосования на вопрос: что необходимо добавить на сайте? Большинство ответивших (48%) считают, что необходимо увеличить количество информации.

Приношу свои извинения за то, что завысила своими расчетами, основанными, очевидно, на неполных данных, размер посту­пления налогов с продаж хлопка-волокна и первичного алюминия. И согласна с Вашими данными, что они составляют всего лишь 1,4% к общей сумме доходов Госбюджета, а вовсе не 2,4%, как я написала.

Учитывая, что гигант «ТАЛКО» потребляет около половины произведенной в стране электроэнергии по льготной цене 8,5 дир. за 1 кВт∙ч, что существенно ниже тарифа для населения (11 дир.), и что в себестоимости алюминия почти 70% составляет плата за электроэнергию, можно безошибочно сказать, что в Таджикистане производится супердешевый алюминий. И если при таких льготах он не приносит ощутимого дохода, то не пора ли и Таджикистану применить указанную Вами практику России?

Касательно Вашего укора в том, что я намеренно возлагаю на Минфин вину за крупную задолженность по зарплате, отмечу, что никогда эти данные не сопровождались сведениями о том, какая часть относится к бюджетному сектору, а какая – к частному.

Относительно строительства дорогущих помпезных объектов позвольте мне, как и множеству других граждан страны, остаться при своем мнении – это не отвечает приоритетам развития страны. Вы утверждаете, что флагшток и громадная чайхана «строились без использования бюджетных средств». Как нам стало известно из неофициальных источников, чайхану было поручено построить «Ориёнбанку», а флагшток финансировала компания «Талко». И как на фоне последней информации расценивать Ваши сожаления о падении мировых цен на алюминий и негативные прогнозы по доходам государства от реализации хлопка-волокна и первичного алюминия?

Если в Таджикистане есть такие фантастически богатые организации, то не лучше ли на их средства достроить Рогунскую ГЭС и строить заводы и фабрики, а не помпезные объекты? Это опять разговор о том, что считать приоритетами развития. Между тем, в демократических странах последние обсуждают публично, на стадии формирования бюджета, и мнение общественности имеет решающее значение.

Абсолютно согласна с Вами, что «страна, не вкладывающая в просвещение, развиваться не может». Тогда позвольте спросить Вас, почему объем госзатрат на образование составляет половину необходимого, а на науку – в десятки раз меньше? Эти данные я почерпнула из главы 4 документа «Стратегия повышения уровня благосостояния населения Таджикистана на 2013–2015 годы» (СПУБНТ 2013–2015 гг.), разработанного по инициативе главы государства и принятого правительством и парламентом нашей страны.

Далее отвечаю на вопрос, почему я отношу структуры финансовой и налогово-бюджетной политики с ростом в 15,6% к «обласканным», а здравоохранение с ростом 35,9% - к «обиженным». Да потому, что в финансовой и налогово-бюджетной сфере работает несколько тысяч человек, на деятельность которых выделено 103,2 млн сомони, а на здравоохранение, в котором нуждаются периодически все 8 млн жителей страны, выделено всего лишь 161,5 млн сомони.

Это чрезвычайно мало, и это не только моя оценка. Сошлюсь опять на вышеназванный документ «СПУБНТ 2013–2015 гг.». В главе 4, посвященной соцразвитию, в качестве проблемы, препятствующей организации эффективной и доступной медпомощи населению, указан низкий уровень финансирования здравоохранения, составляющий 2% от ВВП и 6,9% от общего объема госбюджета. И далее отмечено, что «объем финансирования должен составлять не менее 9-10% к ВВП». То есть, как минимум в 5 раз больше должно было быть выделено здравоохранению, согласно правительственному же документу! И упрекать журналиста за необъективность здесь просто смешно.

Во-вторых, упрямые цифры показывают, что здравоохранение страны получило прибавку Г/б отнюдь не на указанные Вами 35,9%, а всего лишь на 12,3%.

А сельскохозяйственной отрасли Таджикистана, которая должна решать проблему продовольственной безопасности, необходимо оказывать помощь хотя бы уже потому, что находится она в критическом состоянии: система орошения практически разрушена, из-за нехватки средств химзащиты ежегодно теряется до 40% выращиваемого урожая, более 90% сельхозмашин давно отработали свой срок. Из-за проблем кредитования отдельные Д/Х самостоятельно не в состоянии решить указанные проблемы. И бросать дехкан на произвол судьбы нельзя.

Далее. Мнение о том, что отсутствие прозрач­ности является причиной нерационального распределения бюджетных средств, вовсе не ново и принадлежит не мне лично. Об этом не раз заявляли видные экономисты Таджикистана и эксперты ООН. Отмечено это и в «СПУБНТ 2013–2015 гг.»,гдеодним из направлений совершенствования госуправления признано «повышение эффективности управления госфинансами по принципам отчетности и прозрачности», а в качестве препятствия к нему - «непрозрачность бюджетного планирования и слабое соответствие бюджета национальным приоритетам».

И далее, в числе главных мер по совершенствованию госуправления названы:

- укрепление взаимных связей между бюджетом, приоритетами развития и экономической политикой государства;

- повышение уровня разработки, реализации и мониторинга государственного и местных бюджетов;

- повышение ответственности и прозрачности в управлении госфинансами.

Отметим, что намечено привлечение гражданского общества к процессу планирования госбюджета и мониторинга его использования. Налогоплательщики, формирующие госбюджет, имеют право знать, как он расходуется. Но мы этого права пока лишены.

Валентина КАСЫМБЕКОВА

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Asia-Plus
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

09.1218:08«Як чи парто». За что мы ежедневно даем «на лапу»
09.1214:58С.Аслов заявил о недопустимости участия криминальных лиц на мероприятиях ОБСЕ
09.1214:48Житель Исфары подозревается в покушении на убийство
09.1214:41ОДКБ требует не пустить "преступников" на заседания ОБСЕ
09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(1)


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(1)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)
08.1215:2825 лет без СССР(1)
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156247