Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

23.09.201311:10
Источник изображения: news.tj

Подруги

Рассказ

Сайламби увидела, как по центральной улице кишлака навстречу ей шла Мехри. Это была не по-таджикски дородная, симпатичная женщина. Она была одета в красное национальное платье и штаны из той же ткани. Из-под золотошвейной тюбетейки свисали её черные, длинные косы. Она шла с гордо поднятой головой, словно королева, и прошла мимо, даже не взглянув на Сайламби. В отличие от неё, Сайламби была хрупкой, стройной женщиной, как большинство таджичек. Она была одета неброско, можно сказать, скромно. На голове - шелковый платок, скрывающий её волнистые, жгуче-черные волосы. В её огромных и бездонных, как омут, глазах затаилась такая печаль, что от жалости к ней сжималось сердце. Она шла с опущенной головой, думая о чем-то своем, сокровенном.

«Подумать только, ведь мы были самыми близкими подругами!» - пронеслось у неё в голове. И мысленно она ушла в то далекое прошлое… Они вместе пошли в первый класс, до окончания школы сидели за одной партой. Но, невзирая на тесную дружбу, между ними царил дух соперничества: если одна из них получала пятерку, другая должна была расшибиться в лепешку, чтобы получить ту же оценку. Но не приведи господь, если кто-то обижал одну из них, другая бросалась, как тигрица, на защиту своей подруги.

Первой засватали Сайламби. В неё влюбился сельский фельдшер, плечистый и очень симпатичный парень по имени Тагоймурод. Родители тотчас же дали согласие: ещё бы, он считался самым завидным женихом в кишлаке. Сайламби попросила Мехри стать подругой невесты. «Если не ты, то кто же?! - воскликнула она. - Ведь ты моя самая близкая подруга!»

После свадьбы Фируза, соседка Тагоймурода, зашла к Сайламби, якобы для того, чтобы познакомиться с ней поближе, а самой не терпелось сообщить молодой невесте о сплетне.

- Сайламби, будь осторожна со своей подругой, не доверяй ей. Все заметили, какими влюбленными глазами она смотрела на твоего мужа!

- О чем вы говорите? – возмутилась Сайламби. - Это же моя самая близкая и верная подруга! Я верю ей как самой себе!

Переубедить Сайламби оказалось невозможным. И односельчане оставили её в покое.

Мехри часто заходила в гости к своей замужней подруге, чему та была очень рада. Они вспоминали школьные годы, одноклассников, от души смеялись своим детским шалостям. Когда Тагоймурод оказывался дома, и он присоединялся к их беседе. От бархатного тембра его голоса Мехри бросало в жар, и, если он случайно касался её, её словно ударяло током. Вскоре и сам Тагоймурод заметил, что подруга жены неравнодушна к нему, и реже стал появляться в их компании, так как слишком любил свою жену…

Через несколько месяцев Мехри вышла замуж за сельского учителя Самандара. В обеих семьях появились дети, и теперь они дружили домами. Тагоймурод окончил курсы массажа, и эта работа приносила семье дополнительный доход.

Вскоре развалился Союз, а в Таджикистане началась гражданская война. В стране начался хаос: теперь только человек с автоматом решал, кому жить, а кому пора в иной мир. Закрылись заводы, фабрики… И даже после окончания войны разруха царила во всех областях народного хозяйства. Работы не было, и тогда кому-то пришла в голову мысль уехать на заработки в Россию, и этот кто-то открыл дорогу миллионам гастарбайтеров.

В один прекрасный день Самандар с женой зашли к Тагоймуроду:

- Что же, друг мой, придется тебе присмотреть и за моей семьей: я поеду на заработки в Россию, ты же видишь, Тагоймурод, на мои гроши не прокормить семью!

- Конечно же, присмотрю, ни о чем не беспокойся! - ответил Тагоймурод.

После отъезда мужа Мехри почти каждый день заходила к Сайламби вместе с детьми, они вместе готовили обед, ели, болтали о том о сем, пока их дети играли во дворе. Самандар несколько раз присылал деньги семье.

Был пасмурный день. Сайламби выглянула во двор, но в этот день Мехри не пришла к ней, что очень встревожило её; прождав до обеда, она решила сходить к ней и узнать, что же стряслось. Когда на стук никто не ответил, предчувствуя недоброе, Сайламби ворвалась в комнату. На полу сидел пятилетний сын Мехри и увлеченно играл со своими машинками.

Сайламби прошла во внутреннюю комнату - так называемую спальню. Там на полу, на нескольких курпачах лежала Мехри: волосы у неё были растрепаны, лицо было странного желтоватого оттенка. Рядом с ней с пиалкой чая в руке сидела её десятилетняя дочь Шахло и пыталась напоить чаем почти бессознательную мать: «Выпейте чаю, вам станет легче, - просила она плаксивым голосом. - Вы слышите меня?»

Увидев лицо подруги, Сайламби побледнела. Порывисто схватив за руку Шахло и её братишку, она помчалась в медпункт - к мужу:

- Мехри заболела желтухой! - выпалила она с порога. - Она лежит почти без сознания. Я забрала детей с собой!

- Ты поступила очень мудро, - похвалил её муж, глядя на её взволнованное лицо. - Ведь она может заразить их. Отведи детей к нам, а я пойду навещу больную.

Так как в кишлаке не было больницы, Тагоймурод решил лечить больную дома. Он навещал её по несколько раз в день, делал уколы, давал лекарства. Сайламби приходила к подруге, чтобы сменить ей одежду, постель, сделать уборку, сготовить поесть. Затем, забрав грязное бельё домой, стирала и отглаживала его, чтобы снова отнести Мехри.

Снова в кишлаке начали шушукаться: мол, Тагоймурод не заботился так хорошо ни об одном больном в кишлаке, что-то здесь не так.

Но Сайламби опять не хотела слушать ничего плохого ни о своей подруге, ни о своем муже.

К тому времени Самандара не было дома больше трех лет. Он только присылал иногда денег семье, но не было известно, когда он вернется домой.

Больше месяца дети Мехри жили у Сайламби, она обстирывала их, купала, кормила, заботилась о них не хуже родной матери.

- Ах, Сайламби, глупышка моя, ты разве не знаешь, что доброта наказуема? - пристала к ней однажды Фируза.

И однажды Тагоймурод вернулся домой под утро.

- Мехри стало хуже, я был вынужден остаться, - заявил он жене.- Не мог же я оставить её одну в таком состоянии!

- Почему же вы не позвали меня? - спросила жена.

- А разве я мог оставить её одну? - ответил Тагоймурод.

С того дня в сердце Сайламби закрались сомнения. Она вспоминала разговоры односельчан и предупреждение Фирузы…

Наконец Мехри выздоровела. Но Тагоймурод все чаще стал дежурить ночами, объясняя это тем, что много больных, которым нужна круглосуточная медицинская помощь. Но, как говорится, шила не утаить в мешке, все тайное когда-то становится явным.

Как-то Сайламби столкнулась с Фирузой.

- Ну что, соседушка, доигралась со своей доверчивостью? - ехидно спросила та. - Что, и ночные дежурства мужа не говорят тебе ни о чем?

- Он сказал, что стало много больных, которым нужна круглосуточная помощь.

- О, святая наивность! - воскликнула Фируза. - Ты действительно так глупа или притворяешься? Твой муж ночами дежурит в постели Мехри, об этом говорит уже весь кишлак! Очнись, Сайламби, оглянись вокруг!

На Сайламби словно вылили ушат холодной воды: она вздрогнула, затем её стало знобить, словно от холода. С трудом взяв себя в руки, она вернулась к себе. По пути она боялась поднять глаза, чтобы не увидеть любопытных взглядов односельчан. Зайдя в дом, она бросилась на курпачу и зарыдала в подушку. За что ей, не обидевшей в жизни даже мухи, такое жестокое наказание?! Как могли предать её двое самых близких людей?!

Когда Тагоймурод увидел зарёванные глаза жены, он все понял и виновато опустил голову.  Сайламби даже не поздоровалась с ним и вышла во двор.

А Тагоймурод вспоминал, как все началось. Мехри шла на поправку, восстановился цвет лица, она похорошела. Когда Тагоймурод, делая ей укол, ненароком коснулся её пышной, как у девочки, груди, у Мехри бешено заколотилось сердце, в глазах появился огонек. То ли с новой силой вспыхнули давно забытые чувства, то ли молодое, изголодавшееся по мужской ласке тело заставило женщину потерять разум. Она порывисто обняла своего врача и прильнула к его губам. Она вся трепетала от нетерпения. Теперь и мужчина потерял над собой контроль и с удовольствием отдался наслаждению. Для них ничего не существовало в мире, кроме их бешеной страсти. Они даже забыли о том, что в любую минуту в комнату могут войти дети.

Тагоймурод подумал, что такого наслаждения он никогда не испытывал со своей женой. И он был готов на все ради этого наслаждения, даже на разлуку. Он и думать не хотел о том, чтобы прервать любовную связь с Мехри. Теперь уже их роман не был секретом ни для кого в кишлаке, но им было плевать на осуждающие взгляды людей и шушуканье односельчан за спиной. А Мехри пыталась не думать о своей подруге, которую она так подло предала, невзирая на все добро, что та сделала для неё. Каждую ночь она с нетерпением ждала своего Тагоймурода. А Сайламби, чтобы не огорчать детей, днем не подавала виду, а ночами горько рыдала в подушку. Ради своих троих детей она была готова вынести любые страдания, лишь бы они не стали сиротами при живом отце.

- Если хочешь, ты можешь уйти от меня, - заявил ей однажды Тагоймурод. - Я не оставлю вас и буду помогать. А если ты согласна на нашу связь с твоей подругой, мы можем жить и дальше как жили… Не ты первая, не ты последняя. Оглянись вокруг, сейчас девяносто процентов мужчин Таджикистана имеют по несколько жен, а Мехри просто-напросто моя любовница. Чувствуешь разницу? Я же не привожу её домой в качестве второй жены!

- Вы же прекрасно знаете, что идти мне некуда: родители умерли, а братья, продав отчий дом, уехали в Россию. Не буду же я скитаться с тремя детьми по чужим дворам! Я ради наших детей вытерплю все! Но как вы будете смотреть в глаза своему другу Самандару - мужу Мехри? - задала вопрос Сайламби дрожащим голосом.

- Ты за это не беспокойся! Он давно в курсе всего. Дело в том, что он женился на богатой  русской и имеет уже дочь от неё. В ближайшее время он не собирается домой…

- Вот почему вы с Мехри чувствуете себя такими свободными! - воскликнула Сайламби.

Тагоймурод не прекратил своей связи с Мехри. Сайламби, смирившись с судьбой, довольствовалась его редкими, как солнце зимой, ласками.

У Мехри родился сын от Тагоймурода. Односельчане сторонились её, как прокаженной, и смотрели с презрением на её ребенка. А Тагоймурод жил на две семьи.

…В дождливый, осенний день в кишлак вернулся Самандар. Он был на костылях: несчастный случай - и он потерял ногу. Его русская жена выгнала его со словами: «Я не собираюсь содержать инвалида!»

Самандар обнял своих заметно подросших детей и удивленно посмотрел на годовалого малыша на руках жены. Он побледнел и больно прикусил губу, но затевать скандал побоялся: куда же он, никому не нужный инвалид, денется, если его прогонит и жена?..

Как и Сайламби, он смирился с любовной связью жены с Тагоймуродом.

И только Аллах знает, когда и чем кончится эта история двух некогда таких близких подруг…

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Амаль Ханум Гаджиева
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1215:03США на треть увеличили размер финансовой помощи Таджикистану
08.1214:02МВД опубликовало фото причастных к взятию заложника в Турсунзаде
08.1213:36Новый клип Тахмины Ниязовой "Ты не достоин меня"
08.1213:09Президент Узбекистана: Не народ должен служить госорганам, а госорганы — народу
08.1212:33Опрос: много ли соседи по СНГ знают друг о друге?


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(1)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156251