Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Политика/Власть

22.12.201415:14
Источник изображения: news.tj

Иран как условие нормального существования Таджикистана

Осенне-зимняя демонстрация ирано-таджикской близости в исполнении министра культуры РТ Шамсиддина Орумбекова, ряда чиновников и бизнесменов обеих стран и даже их президентов (еще в сентябре,  на саммите ШОС) имела, помимо совершенно конкретных экономических задач, как всегда – и политические.

Несомненно, речь идет о подтверждении близости позиций двух государств по таким вопросам, как торговля и инвестиции, борьба с терроризмом и безопасность, а также взаимоотношения со странами Запада – прежде всего, с США.

Схожесть позиций Душанбе и Тегерана тем более важна, учитывая очередной нефтяной кризис, а также активизацию террористов на Ближнем Востоке. Фактически, наряду с Россией, Иран – единственный сильный партнер и в некотором роде защитник Таджикистана от региональных вызовов. И это неудивительно, учитывая этническую и языковую близость таджиков и иранцев, а также явную схожесть их геополитических позиций. Оба государства являются своеобразными персидскими анклавами в инородной среде. Иран – по большей части арабской, Таджикистан – тюркской.

Иран – первое государство, признавшее Таджикистан в далеком уже 1992 году. Именно иранское посольство первым появилось в Душанбе.  Позже Тегеран сыграл важнейшую роль в примирении сторон, участвовавших в гражданской войне, которая поставила под сомнение само существование молодой республики. В дальнейшем стороны наращивали объемы своего сотрудничества: в 1995 году в иранской столице появилось посольство Таджикистана, а лидер республики Эмомали Рахмон посетил ИРИ. Годом позже последовал ответный визит иранского президента Али Акбара Хашеми-Рафсанджани.  Позже Рахмон встречался с другим главой правительства Исламской Республики Махмудом Ахмадинежадом, а в августе 2013 года он провел переговоры с  нынешним президентом ИРИ  Хасаном Роухани, находясь в Тегеране.

Развивается взаимодействие двух стран и по парламентской линии – для этой цели действует специальная межпарламентская группа в законодательном собрании каждой из них.

Высокие показатели демонстрирует и экономическое сотрудничество двух государств, за прошлый год товарооборот между которыми составил  292,288 млн. долларов. Если говорить о конкретном взаимодействии, то Иран закупает в Таджикистане алюминий и хлопок, поставляя, в свою очередь, продукцию химической промышленности, стройматериалы, а также продукты питания.

Однако, пожалуй, главной нитью, связывающей две страны, являются иранские инвестиции в таджикскую экономику.  Между странами подписаны сотни соответствующих соглашений.  Среди крупных совместных проектов – ГЭС Сангтуда-2, Анзобский тоннель и еще целый ряд объектов инфраструктуры, жизненно необходимых для Таджикистана.  Интересным выглядит проект трубопровода через Афганистан, который даст возможность поставлять таджикскую питьевую воду в засушливые районы северо-востока Ирана. Несмотря на утопичность данного проекта по причине политической нестабильности в Афганистане, разговоры о нем периодически активизируются, что свидетельствует о перманентном интересе сторон к водному сотрудничеству. Более того, изначально проект предусматривал также поставку иранской нефти в Таджикистан по параллельно построенному трубопроводу, что подразумевает значительную выгоду. 

Множество проектов находится на стадии согласования, однако, выглядят они весьма солидно – это ГЭС Айни, малая ГЭС на реке Искандар, с  мощностями 150 и 22 мВт, соответственно. Кроме того, сумму в  500 миллионов долларов иранская сторона намеревается вложить в строительство цементного завода в Хатлоне.  Ранее шла речь даже о строительстве в Таджикистане на иранские средства нефтеперерабатывающего предприятия.

Говоря о залогах близких отношений между ИРИ и РТ, необходимо отметить и этническую и языковую близость иранцев и таджиков.  Иран на этой основе старается также укреплять свою позицию в республике. Ведется строительство центров по изучению фарси, библиотек и других объектов. Два основных иранских культурных центра  располагаются в Душанбе и Худжанде, однако, есть и много других мест распространения иранской культуры в РТ.  Речь идет о школах изучения Корана и религиозных центрах, финансируемых также из Тегерана. Кроме того, на стажировки в ИРИ регулярно ездят студенты и преподаватели, а некоторые учатся там на протяжении многих лет. В Иране таджикские студенты сосредоточены, в основном, не на гуманитарных, а технических дисциплинах.

Экономический потенциал Ирана позволяет ему оказывать помощь «младшему брату» в сложных ситуациях. Так, в 2012-м, во время топливного кризиса именно ИРИ предоставила Душанбе необходимые горюче-смазочные материалы.

Понимают значение такой дружбы и в среде таджикской политической элиты. И это выражается не только в демонстративных мерах, таких, как визиты в Тегеран президента Рахмона и празднование им совместно с иранскими коллегами праздника Навруз, но и, например, в том, что в 2012 году Таджикистан не поддержал наложенные на Иран западные санкции.  Не изменило свое решение таджикское руководство даже под давлением помощника госсекретаря США Уильяма Блейка, что говорит о том, что отношения с Ираном стоят у Душанбе на данный момент перед взаимодействием с Вашингтоном и его союзниками.

Несомненно, между двумя государствами есть и сложные моменты. Связаны они, по большей части, с различиями в государственном устройстве светской республики Таджикистан и иранской теократии. Значительное влияние Ирана и его эмиссаров на таджикской территории порой беспокоит местных лидеров и правоохранительные органы.  Обвинения в адрес Тегерана хоть и не высказываются на самом высоком уровне, тем не менее, озвучиваются таджикскими должностными лицами.  Иногда недружественные жесты таджикской стороны имеют некоторые последствия и ответы в Тегеране, когда в 2011 году, например, правительство РТ запретило обучение около 90 студентов в школе при посольстве ИРИ, визиты в Душанбе отменили министр промышленности и шахт Али Акбар Мехрабиян и вице-президент Хамид Бекаи. Впрочем, до последствий, всерьез нарушающих взаимодействие государств, пока не доходило.

Несмотря на возникающие иногда проблемы и недопонимания, Иран, наряду с Россией, на данный момент – основной геополитический партнер Таджикистана. Сотрудничество стран имеет место в политической, экономической, культурной и гуманитарной сферах. Ряд отраслей этого сотрудничества жизненно необходимы для экономики РТ, ее инфраструктуры, экономической и социальной стабильности. В этой связи не раз высказываемый тезис о единстве двух персоязычных стран (по принципу – один народ – два государства, по турецко-азербайджанскому образцу) имеет несомненную актуальность. Именно Тегеран для Таджикистана на данный момент является партнером, находящимся значительно ближе географически, а потому - ближе и в ряде важнейших политических и социальных аспектов. В этой связи, внимание к отношениям с Исламской Республикой Иран – не что иное, как непременное условие нормального существования современного Таджикистана.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: политический обозреватель,Антон ЕВСТРАТОВ
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

14.1115:04Верховный суд Таджикистана объявил экстремистскими и закрыл около 40 интернет-сайтов
14.1113:28Президент провел заседание Совбеза по инциденту с нападением на погранзаставу
14.1111:01Душанбе и Тегеран выступили за упрощение визового режима
14.1110:58Житель Вахша убил беременную жену и закопал тело в комнате своего дома
14.1110:05В Таджикистане выбирают подрядчика для реализации проекта, стоимостью $15 млн.


Самое обсуждаемое

No news



(C) 2001-2019 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156184