Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

13.02.201416:26
Источник изображения: news.tj

И. Курбанов: «У Таджикистана колоссальный потенциал для экспорта продукции»

Разговор с выдающимся инженером-пищевиком Икромом КУРБАНОВЫМ – это почти пособие для начинающего предпринимателя. Икром Иноятович, известный в своей профессии далеко за пределами Таджикистана, знает, как должно работать успешное пищевое производство. Он был непосредственным участником блестящего прошлого таджикской пищевой промышленности, он видел ее падение в 90-е, а сейчас пристально наблюдает за новым подъемом.

В преддверии 80-летнего юбилея И. Курбанова корреспондент «АП» встретился с этим уникальным человеком.

ИКРОМ Иноятович живет в центре столицы. В его светлой, уютной квартире, больше похожей на музей «Дом советского интеллигента», с обилием книг и картин, с утра пахнет свежесваренным кофе. Сейчас мало кто так живет. Впрочем, мало кто так жил и раньше, потому что интеллигенты, в полном смысле этого слова, были всегда в меньшинстве. Ну а что может лучше рассказать о хозяине, чем его дом?

- К живописи, к музыке, литературе я никогда не был равнодушен, - говорит Икром Иноятович. - Представьте себе, когда учился в Ленинграде и подрабатывал ночами грузчиком, то все свои заработанные деньги тратил на походы в музеи и театры.

Он говорит, что именно любовь к искусству стала одной из основ их крепчайшего союза с супругой – Тамарой Максумовной – выпускницей ГИТИСа, бывшим министром культуры Таджикской ССР. Они встретились в Ленинабаде, им было о чем поговорить, а потом сыграли первую комсомольскую свадьбу.

- Были, конечно, предрассудки в то время, - вспоминает Икром Иноятович, - «Актриса! Что скажут люди?», но потом мой отец познакомился с семьей Тамары Максумовны, и все встало на свои места. Три года назад мы отмечали золотую свадьбу.

Впрочем, пищевая промышленность в жизни Икрома Иноятовича возникла намного раньше, чем появилась Тамара Максумовна. Он сам склонен считать, что профессия инженера-пищевика обозначилась еще в детстве. Детство было голодным: многодетная семья, 30-е годы, карточная система. После четвертого класса приходилось подрабатывать на обувной фабрике, и даже не за деньги – за возможность пользоваться карточкой работающего человека, а это на 200 граммов хлеба в сутки больше.

- В начальной школе учительница Ольга Аристарховна приносила большую сумку, в которой было 28 пирожков с начинкой из требухи, на каждого ученика по одной штуке. Раздавала она их на большой перемене. До этого момента мы не слышали ее, не понимали, о чем она говорит, мы могли думать только о пирожках. Потом получали эту порцию и немного успокаивались. Вот тогда, наверное, я подсознательно и связал свою жизнь с пищевой отраслью. А запах тех пирожков, кстати, помню до сих пор…

Тяжелое детство не помешало окончить школу с отличием, затем Ленинградский институт пищевой промышленности, в 27 лет стать директором Душанбинского пивзавода, в 29 – начальником управления пищевой промышленности Совнархоза, а в 41 – министром пищевой промышленности Таджикской ССР. Конечно, между этими вехами был еще сменный мастер, заведующий лабораторией, главный инженер, но по сути все верно. Сейчас Икром Иноятович преподает в Таджикском технологическом университете.

- Профессию инженера-пищевика сейчас можно смело отнести к редкой, абитуриенты чаще выбирают «экономист-юрист», но кто-то же учится?

- Конечно. И в последнее время студентов больше. Потому что инженер сейчас – это одна из самых востребованных профессий, тем более инженер-пищевик. Да, у нас произошел перекос в подготовке кадров, сейчас расплачиваемся за наши просчеты: инженеров не хватает катастрофически, не только в Таджикистане, но и на всем постсоветском пространстве. От этого много бед; например, от инженера-пищевика напрямую зависит сегодняшнее качество продуктов местного производства. Я вообще своим студентам всегда говорю, что их профессия ответственнее, чем профессия хирурга: если врач ошибется, то пострадает один пациент, если ошибетесь вы, то это коснется сотен, а то и тысяч людей.

Сейчас не время узкопрофильных специалистов. Инженер-технолог должен быть предпринимателем, финансистом, новатором, конструктором. С первого курса я объясняю своим студентам, что такое бизнес-план, маркетинговые исследования; инженеры должны знать элементарные законы рынка. Потому что одно дело - знать, как делать хорошие продукты, и другое - суметь сделать их дешевле, чем у конкурента, при этом без потери вкусовых качеств.

- Как правильно это сделать?

- Например, заменить традиционные виды сырья нетрадиционными, которых в Таджикистане уйма. Мы так делали в советское время на фабрике «Ширин». Какао-порошок для производства шоколада стоил очень дорого, потому что завозился из дальнего зарубежья, так вот при производстве конфет 15 процентов этого сырья мы заменили порошком из виноградных косточек. Вкусовые качества остались прежними: полезных микро- и макроэлементов в сушенных виноградных косточках было даже больше, чем в какао, но 15 процентов средств мы сэкономили, сумели сделать продукцию дешевле.

- По каким законам работает сегодняшний таджикский рынок пищевых продуктов?

- По тем же, по которым работает весь остальной мир. Например, в советское время Таджикистан экспортировал 3,5 тысячи тонн сухофруктов в год, а сейчас - около 100 тысяч тонн. Потому что на сегодняшний день производство сухофруктов - наиболее оптимальное предприятие: нет необходимости их перерабатывать, упаковывать, транспортировка сухофруктов наиболее доступна. Кстати, о том, что производство сухофруктов – это наше всё, мне в свое время сказал еще Анастас Иванович Микоян (1-й народный комиссар пищевой промышленности СССР, - прим. ред.). Он приезжал к нам в 1964 году. Я представил ему выставку пищевой промышленности Таджикской ССР, которую организовали в Сельхозинституте в честь его приезда. Тогда нам было чем гордиться: хлебобулочные, винно-водочные изделия, различные консервы, да чего только не было. Микоян знал всю пищевую промышленность Советского Союза как свои пять пальцев, он задавал мне уйму вопросов, а в конце подытожил: «Молодой человек, вот вам мое наставление: производите сухофрукты - это ваше будущее». Так и получилось: сегодняшний рынок заставил производить именно сухофрукты.

- Пожалуй, редкий случай, когда респондент, сравнивая сегодняшнее положение вещей в Таджикистане с тем, что было в советском прошлом, приводит такие оптимистичные цифры. Выходит, сейчас не все плохо?

- Конечно, в этой отрасли тоже есть проблемы. Но я вам могу сказать, что на самом деле у нас в пищевой отрасли есть и сегодня очень хорошие, действительно успешные примеры: продукция фабрики «Ширин», соки «Нури Зулол», вода «Оби Зулол». Наши натуральные соки в отличие от импортных до сих пор являются полностью натуральными, они не нуждаются ни в дополнительных компонентах, ни в красителях, а по стоимости гораздо дешевле. Единственное, что мы сделали с ними, это установили на заводах оборудование, позволяющее проводить процесс гомогенизации, т.е. добиваться однородной консистенции продукта, чтобы он имел товарный вид. Есть минеральная вода, которая по качеству ничем не отличается, а во многом даже превосходит международные стандарты.

То же самое могу сказать и о современной таджикской алкогольной продукции. 30 лет я был председателем дегустационной комиссии в Таджикистане, ко мне до сих пор обращаются таджикские производственники с просьбой провести дегустацию, так вот качество наших коньяков, настоек, водок на очень высоком уровне.

- А вина?

- Вот таджикских вин не хватает. Прилавки в основном заполнены импортными. Хотя в условиях нашего климата можно производить высококачественные вина. К примеру, в советское время наша продукция участвовала в международных дегустациях вин, где наряду с винами республик Советского Союза участвовали вина из Франции, Италии, Португалии и многих других стран. И знаете что? На этих дегустациях таджикские вина получали золотые, серебряные, бронзовые медали! А дело было в наших специалистах, налаженном производстве и уникальном климате. К примеру, виноград в Молдавии, известной своими винами далеко за пределами страны, в период созревания набирает не больше 18 процентов сахара, а у нас – до 28 процентов. Помню, как-то я докладывал союзному министру об урожайности винограда в Таджикистане и привел цифры: до 200 центнеров с одного гектара, на что министр сказал, что таких показателей просто не может быть. Он мне не поверил, потому что в южных советских республиках урожайность винограда не превышала 70 центнеров с гектара. Мне на помощь пришел один из руководителей союзного министерства, который сам был свидетелем сбора винограда в Таджикистане, он тогда сказал, что эти цифры даже занижены, потому что он видел таджикские совхозы, которые дают и 350 центнеров с гектара. Вот такой потенциал у нашей страны!

- Еще был комбинат по производству шампанских вин, основателем которого были вы…

- Комбинат в Шахринау был нашей гордостью. В нем было установлено самое лучшее оборудование, в год мы выпускали до 3 миллионов бутылок вин, что полностью покрывало наши потребности, плюс мы обеспечивали шампанскими винами Сурхандарьинскую область.

- А что еще мы экспортировали?

- Ежегодно мы выпускали до 300 миллионов банок консервированных продуктов, 30 миллионов полностью покрывали наш внутренний рынок, остальные мы отправляли на экспорт. От Свердловска до Урала; Камчатка, Чукотка, Сахалин. Плюс к этому мы экспортировали виноматериалы, из которых уже на территории РСФСР выпускали вина, сухофрукты, свежие фрукты и овощи. Например, первые фрукты и овощи в Москве были из Таджикистана. Кроме того, Пенджикент, Айни производили 10 тысяч тонн табака в год, причем этот табак был не рядовой: таджикское сырье использовали на 95 табачных фабриках бывшего Советского Союза в качестве ароматизатора, чтобы улучшить качество курительных изделий. В общем, экспортные потоки были впечатляющими.

- Как вы думаете, в настоящее время наша продукция конкурентоспособна на зарубежных рынках?

- В начале 90-х, когда началась неразбериха в стране, у нас резко упало производство, в том числе и абрикосовых соков. Рынок не терпит пустоты, и те регионы, которые мы обеспечивали своей продукцией, тотчас заняли поставщики из Молдовы, Болгарии, Украины. Они выпускали свою продукцию в компактной, современной упаковке, а мы продолжали работать с крупной тарой. Прошло несколько лет, Союза уже не было, я приезжаю на один из заводов по производству консервов, и мне показывают письмо от работников торговли Сахалина, в котором они приносят извинения за то, что отказались от нашей продукции, и просят возобновить поставки на любых условиях. Потому что наша продукция действительно натуральная, и она остается такой по сей день.

- Чего прежде всего не хватает в отрасли?

- Ну, во-первых, нужны квалифицированные кадры. Нужны предприниматели, которые будут инвестировать в свое производство и временно подождут с получением большой прибыли. Во-вторых, у нас сложная система финансирования: процентные ставки по банковским кредитам составляют порядка 25 процентов в год, с такими ставками очень сложно выжить любому предпринимателю. Поддержите производителей, дайте им возможность получить льготные, сезонные кредиты, лизинговые кредиты, чтобы обновить производство, а остальное они сделают сами: наладят поставки, найдут покупателя за рубежом. В свое время была составлена целевая программа восстановления экспортно ориентированной консервной промышленности, в которой подняли эти и многие другие вопросы; думаю, что она будет реализована, т.к. если мы хотим выжить, то только за счет импорта это сделать не получится, нам нужно соблюдать торговый баланс, наращивать экспорт. Кроме того, нам необходимо обеспечить продовольственную безопасность, которая достигается при условии, что 90 процентов базовых продуктов производится внутри страны. И это выполнимая задача, т.к. у нашей республики колоссальный потенциал, уникальные климатические условия. Кроме того, в Таджикистане очень трудолюбивые люди: я очень плотно общаюсь с современными производственниками-предпринимателями, они на многое способны. То же самое могу сказать про своих студентов. Сегодня эти люди для меня главный источник вдохновения, потому что я вижу их стремление изменить отрасль в лучшую сторону. И, поверьте, в обозримом будущем у нас все получится!

Слева направо: заслуженный работник пищевой промышленности Казахстана Темур Днишев, известный инженер-пищевик Икром Курбанов и бывший министр пищевой промышленности Кыргызстана Аскер Эрматов

ДОСЬЕ «АП»:

Курбанов Икром Иноятович родился 15.02.1934 в Ленинабаде (ныне Худжанд) в семье служащего и педагога. 1954–1959 гг. - студент Ленинградского института пищевой промышленности.

1959 – 1960 гг. – сменный мастер спиртзавода города Исфары.

1960 – 1961 гг. – заведующий лабораторией, завпроизводством, главный инженер Советабадского. пивзавода.

1961 – 1963 гг. – директор Душанбинского пивзавода.

1963 – 1965 гг. – начальник управления пищевой промышленности Совнархоза.

1965 – 1975 гг. – 1-й заместитель министра пищевой промышленности Таджикской ССР.

1975 – 1986 гг. – министр пищевой промышленности Таджикской ССР.

1986 – 1991 гг. – первый зампредгосагропрома – министр пищевой промышленности Таджикской ССР.

1991 – 1994 гг. – председатель Комитета пищевой и перерабатывающей промышленности Таджикистана.

С 1997 года по настоящее время – профессор-консультант, преподаватель Технологического университета.

Награжден орденом «Знак Почета», двумя медалями «За трудовую доблесть», двумя почетными грамотами Верховного Совета Таджикской ССР, медалью «Ветеран труда», знаком «Отличник соцсоревнования пищевой промышленности СССР». Депутат Верховного Совета Таджикской ССР.

Супруга: Абдушукурова Тамара Максумовна, бывший министр культуры Таджикской ССР.

Дети: Лола Зарипова – врач, Анвар Курбанов – инженер-энергетик, Собир Курбанов –экономист.

Из воспоминаний Аскера Эрматова - бывшего министра пищевой промышленности Киргизии.

«В 1989 году, когда я работал начальником Главка пищевой промышленности Госагропрома Киргизии, был глубоко убежден, что без хороших отношений с соседними республиками и без интеграции с ними нам никогда не добиться большого прогресса в нашем развитии. Учитывая большой опыт руководящей работы в системе, я поехал в Душанбе, к Икрому Иноятовичу Курбанову, для перенятия опыта. В сопровождении одного из руководителей пищевой промышленности Таджикистана я ознакомился с кондитерской и табачной фабриками, маслоэкстракционным и пивоваренным заводами. В конце дня попал на прием к Икрому Иноятовичу, который являлся опытным руководителем, известным на весь Советский Союз. Первая же встреча с этим человеком у меня оставила неизгладимое впечатление. Икром Иноятович кристально честный человек, его обаяние и высокая эрудиция служат для нас примером…

Общение с этим человеком - это его умение не просто слушать, а слышать собеседника, это соучастие и сопереживание, это конкретная помощь и удивительное взаимопонимание, а помогает ему в этом огромный хозяйственный опыт, политическая, жизненная мудрость и замечательные человеческие качества».

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Подготовила Лилия ГАЙСИНА
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

06.1208:12«Запасного аэродрома» не будет. О запрете на двойное гражданство
06.1206:54«Песни Абдула»: таджикский мигрант глазами российского режиссера
05.1220:22Чего ожидает Душанбе от нового лидера Узбекистана?
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)
05.1216:04Заветная мечта паренька из глубинки. ВИДЕО


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(3)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00