Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

03.04.201415:51
Источник изображения: news.tj

Жизнь без паспорта

Неделю назад 24-летняя Тахмина, родом Узбекистана, которую в раннем детстве перевезли в Согдийскую область, смогла получить таджикский паспорт. Когда ей было 4 года, мать умерла, а отца посадили в тюрьму на длительный срок. В детский сад и школу она никогда не ходила. А будучи подростком, ушла из дома тети. В интервью «АП» Тахмина рассказала, как ей удалось выжить без образования, документов и родных.

- КОГДА мне было 16-17 лет, я ушла из дома тети в Бободжон-гафуровском районе и переехала жить в общежитие в Худжанде. С того времени во время проверки паспортов, когда выяснялось, что у меня нет паспорта, каждый раз меня забирали в приемник-распределитель и закрывали там на месяц. После истечения месяца выпускали, проходило время - опять приходили проверять документы, опять забирали на месяц. Бывало, забирали в КГБ.

Меня это не сильно угнетало; видимо, еще ребенком была. Стала расти, и это меня все больше печалило, и не думала, что документы - это такая нужная вещь. Два года назад, после очередного такого случая, я выпила много лекарств и попала в больницу. Туда приезжали из прокуратуры, милиции. После выздоровления меня вызвали к прокурору города Худжанда. Он меня спросил: в чем дело, почему так поступила? Я как есть сказала, что из-за документов, что родилась я в Узбекистане и с 4-летнего возраста росла здесь, в Согдийской области. Тогда они порекомендовали обратиться к Тане (Татьяна Хатюхина, адвокат, директор общественной организации «Центр по правам человека», - прим. ред.). Пришла к Тане, все им рассказала. Они меня поддержали, сказали, что помогут, чем смогут. После этого, когда приходили милиционеры, я сразу же звонила Тане, и она по телефону им объясняла ситуацию, и те уже меня не трогали.

Ну и вот, через два года я получила свой паспорт. Спасибо этим людям за помощь. Я до этого считала, что у меня никого нет, что я одинокая. Теперь я чувствую себя по-другому.

- А как с Вами обращались сотрудники милиции, в приемнике?

- Отношение было нормальным. Я понимаю, что это их работа. Тем более что из общежития забирали не только меня одну. Не было такого, чтобы грубили или оскорбляли. Отвозили в приемник, закрывали, проходил месяц, после чего отпускали.

- Вы сказали, что из-за трудностей были готовы уйти из жизни. Какие особые трудности можете назвать?

- Если так подумать, без паспорта я не могла куда-либо выехать. К своим родным, например. Или подумывала, так как здесь у меня нет жилья, поехать в Россию на заработки. У меня были эти два варианта: либо домой, либо в Россию, - и, думая об этом, я сильно переживала. К тому же я боялась, что меня опять милиция закроет в приемнике, так как сюда в общежитие часто приезжают сотрудники милиции. И при виде любой машины меня охватывал страх, что сейчас они придут и опять заберут меня.

- По какой причине покинули дом своей тети?

- Есть причина, по которой я не могу рассказать, почему я ушла. Тем более они обо мне совсем не думали. Конечно, я им благодарна, что они меня с четырех лет растили, но если бы они немного ко мне относились как своему ребенку… Меня не отдали ни в детсад, ни в школу. Теперь я прихожу к такому мнению, что они меня совсем не любили и относились как к чужой. Всегда была одна домашняя работа. А причину, по которой я ушла, я сказать не могу.

- Семья у тети была большой?

- У них было пятеро детей; когда мы приехали, они уже были взрослыми. Старшая дочь уже была замужем в Самарканде. Два сына также работали в Самарканде, тогда ведь дороги были открыты. А я жила вместе с двумя младшими детьми в семье.

- После ухода из семьи тети сразу вселились в общежитие?

- Нет. До этого я жила у одной подруги. Когда в общежитие пришла, не могла себе позволить снимать комнату и жила с одной семьей. Потом, когда устроилась танцовщицей и ходила на свадьбы, сумела самостоятельно снимать комнату.

- А когда начали танцевать?

- Мне было где-то 17 или 18 лет, когда ходила с одной женщиной на свадьбы. Спустя некоторое время стала самостоятельно ходить. Сейчас перестала, так как Таня устроила меня в школу, где меня учат ремеслу.

- До момента знакомства с Татьяной и работником прокуратуры не пытались самостоятельно попытаться получить паспорт?

- Я пыталась. Я спрашивала у милиционеров, в приемнике узнавала, можно ли получить документы. Все они мне говорили, что не получится, так как я из Узбекистана, что мне не дадут документы. Мне даже говорили, что меня депортируют в Узбекистан. Я тогда подумала: ну раз депортируют, до этого буду жить без документов. Вот в то время, когда попала в больницу, я познакомилась с Хуршед-ако. Он сказал, чтобы я не беспокоилась, что документы сделать можно. Тогда он указал мне на организацию Тани.

- Что ощутили, когда в руки взяли свой паспорт?

- Просто представьте, я была никем без паспорта. Ни имени, ни фамилии… Никто! Теперь это не так.

- Что теперь планируете делать, чем заниматься?

- Я прежде всего хочу научиться какому-нибудь ремеслу. Сейчас я хожу на уроки ковроткачества и парикмахерского дела. Хочу хорошо овладеть этими двумя навыками. Если смогу, то необходимости куда-либо ехать не будет. Потому что там работают хорошие люди.

- Правда, что Вы приготовили подарок к приезду президента?

- Да. Когда я пришла в школу, мастера взяли меня к себе, чтобы я быстрее научилась, и вот сейчас приготовили подарок президенту - ковер, к которому и я приложила руку.

- Вы сказали, что не ходили в школу. Наверняка возникают какие-то трудности с этим. Есть желание научиться читать и писать?

- Меня уже устраивали в школу №8, где со мной индивидуально занималась учительница, но я как-то уже стесняюсь и, честно, не смогла. Это не из-за отсутствия желания. Сейчас самостоятельно дома читаю и пишу.

Давайте теперь поговорим о Ваших родственниках в Самарканде. У Вас нет никакой информации о родных, которые там живут?

- Нет, не имею информации. Я у двоюродной сестры спрашивала, так как она приезжала сюда. У меня там есть брат и сестра. Я интересовалась, как там они. Двоюродная сестра рассказывала, что мной там интересовались, привет передавали, и всё.

- А желания встретиться с Вами, забрать к себе или помочь чем-нибудь у них нет? И знают ли, что Вы ушли из дома тети?

- Я не знаю. Но что я ушла, они знают.

- А есть ли у самой желание с ними повидаться?

- Ну, сложно сказать. Я выросла здесь, и, наверное, у нас нет родственной привязанности друг к другу. И, наверное, туда ехать не хочу. Потому что, по идее, они должны были меня искать и приехать. Я, иногда думая об этом, понимаю, что я им и не нужна. Если бы была нужна, то кто-нибудь приехал бы, когда я ушла из дома тети. Иногда, когда обдумываю это, появляется большое желание повидаться с ними, а потом опять передумываю.

Теперь, когда у меня есть паспорт, я понимаю, что могу оформить визу и поехать. Бывает, что скучаю по ним, думаю, наверняка отец жив, сестру увижу. В общем, нахожусь в таком сомнении. Если судьба, когда-нибудь увидимся.

- Какой самый счастливый эпизод из своей жизни может назвать, который запомнился больше всего?

- Наверное, это день, когда я получила свой паспорт. Потому что до этого у меня не было причин для радости и не было дня, чтобы у меня не было повода для грусти.

Я хочу сказать спасибо, но даже не знаю как. Потому что это не просто спасибо, это большая благодарность от всей души всем тем, кто мне помог. Хорошо, что, оказывается, есть такие люди. Очень хочу, чтобы таких людей было больше. Пусть люди знают, что такие люди есть, и если есть такие девушки, которые находятся в затруднительном положении, то могут обратиться к этим людям. Я думала, что не получится, а оказывается, что надо верить. Я этих людей воспринимаю как свою семью. Спасибо им большое!

По словам Татьяны Хатюхиной, директора филиала общественной организации «Центр по правам человека» в Худжанде, очень тяжело было восстановить в суде имя, фамилию, год рождения девушки. «Это кажется просто, а когда нет ни одного свидетеля и когда полтора года посылаются запросы в Узбекистан, чтобы спросить… А в связи с отношениями с Узбекистаном нет ни одного ответа. Посылали запросы и спецприемник, и суд посылал, и мы посылали, - никогда ни по одному случаю из Узбекистана ответов нет. Каких трудов стоило найти свидетелей тех событий, привезти в суд. А они не хотели идти в суд», - отметила она.

По словам Татьяны Хатюхиной, судебное рассмотрение по данному делу продолжалось больше года, и, потратив много сил и нервов, правозащитникам все же удалось добиться того, что героиня нашего материала получила свой долгожданный паспорт. 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Подготовил Шероз ШАРИПОВ
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156294