Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Политика/Власть

15.09.201417:09
Источник изображения: news.tj

А. Князев: «Масуд не был человеком своего времени»

9 сентября 2001 года в Афганистане в результате покушения погиб министр обороны ИГА, известный военный и политический деятель Ахмадшах Масуд.

Сегодня мы публикуем интервью корреспондента «АП», сделанное в 2011 году с доктором исторических наук Александром Князевым, в котором  эксперт по вопросам Центральной  Азии рассказывает о своих впечатлениях от встреч с «панджшерским львом».  

- Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Ахмадшахом? 

- С 1992 по 2000 год я был спецкорреспондентом РТР. Базируясь в Бишкеке, работал по всему региону, и в основном, по Афганистану. Где-то в середине 1990-х годов мы прилетели в Панджшер. До этого около года по разным каналам я пытался организовать встречу с Масудом, но афганцы тянули, откладывали, возможно, все это время нас по каким-то своим каналам и проверяли. А тут на второй день пребывания в Панджшере к нам приезжает доктор Абдулла. Фактически в тот период — правая рука Масуда во всем, что касается внешних связей, включая и журналистов, он был исключительно доброжелателен, корректен. Я вкратце рассказываю о теме предполагаемой беседы с Масудом, говорю о других наших пожеланиях...

Доктор Абдулла уточняет: «В течение двух-трех дней вы встретитесь с господином Масудом и побываете на фронте».

Утром следующего дня я вышел на айван покурить и обратил внимание: у двери комнаты для приемов несколько пар обуви. Двери открылись, и вышел Масуд... Он уже знал, кто я. Поздоровались, так знакомство и состоялось. Первая встреча не была длинной. Масуд просто констатировал: прямо сейчас вы выезжаете на фронт, а затем вас отправят вертолетом в Талукан, там и будем говорить уже обо всем. Утром следующего дня в своем талуканском штабе он дал мне свое первое интервью. Кстати, любопытный момент: функцию переводчика выполнял Амриулло Салех, бывший с конца 2001-го и до мая прошлого года главным «чекистом» Афганистана, начальником Управления национальной безопасности ИРА… А потом мы вместе полетели в Пархар, вечером вместе ужинали…

- Вы знаете, какие блюда он любил? Возможно, европейскую кухню?

- Трудно сказать. Потом уже мне много раз приходилось сидеть за одним дастарханом, но я не помню ничего особенного. Обычный плов, лепешки, чай, овощи. На бытовом уровне первое, что всегда  бросалось в глаза – его некоторый аскетизм. Все поведение и весь образ жизни были подчинены одной цели.

- Можно ли назвать Ахмадшаха воинственным человеком или он просто боролся за справедливость? Ваше мнение?

- Если не ошибаюсь, это было в 1999 году. Амир Саиб, как называли его в окружении, да и простое население, при мне участвовал в открытии нового моста и новой школы в Панджшере. Это было едва ли не самое сложное время: Панджшер фактически в блокаде, на севере только часть Тахора и Бадахшан подконтрольны Раббани - Масуду.
Положение суперкритическое, а он находит время для таких мирных дел. Он общался с детьми, шутил, было видно, что ему это доставляет удовольствие. Один раз я видел как-то, как он играл в футбол с детьми там же, в Панджшере. Думаю, просто воинственным, зацикленным только на войне, его назвать нельзя. 

У меня осталось устойчивое впечатление о нем, что он был человеком не совсем своего времени. Очень многие моральные принципы, которых он придерживался,  были уже, так сказать, несовременны. Он всегда держал данное слово, хотя вокруг  другие афганские лидеры или политики из других стран многократно подводили его невыполнением обещанного.
Можно посмотреть на его отношение к СССР и советским войскам. Мало кто знает, что Ахмадшах Масуд во время той войны был одним из тех полевых командиров, с кем советская сторона постоянно пыталась наладить сотрудничество. Подполковник ГРУ Анатолий Т. длительное время находился при Ахмадшахе, пытаясь склонить его на сторону просоветских сил. Он знакомил Масуда с достижениями советского образа жизни и с произведениями классиков марксизма-ленинизма, но особый интерес Масуда вызывали рассказы разведчика о тактике действий советских партизан в тылу врага в годы Великой Отечественной войны. Сам Масуд рассказывал: «Многие советские генералы и офицеры были в постоянном контакте с нами. Но вот что я должен сказать: те, кто занимал большие должности в КГБ и Советской Армии, помогали нам не за большие деньги, как это принято считать у вас. Они просто поняли, эти русские, что Бабрак Кармаль обманывает и русских, и афганцев и что дальнейшая война просто бессмысленна».  Когда в 1992 году  Наджибулла укрылся от войск Ахмадшаха и других полевых командиров в миссии ООН в Кабуле, моджахеды его не трогали. Масуд рассказывал: «В тот день, когда мы покидали Кабул, мы предложили Наджибулле уйти с нами. Затем мы помогли бы ему отправиться туда, куда бы он захотел. Наджибулла поблагодарил нас и попросил лишь о том, чтобы ему предоставили охрану. Он был уверен, что в миссии ООН его не тронут. Он ошибался. Но на все воля Аллаха, мы ничего не могли сделать в этой ситуации»… Так что я уверен, что ничто человеческое Ахмадшаху не было чуждо. 

- Как вы оцениваете созданную им провинцию, которую в народе называли «Масудистан»? Как люди «Масудистана» воспринимали лидера в лице Ахмадшаха?

- Такого понятия, как «Масудистан», в реальности не было. Были территории, находившиеся под контролем Северного альянса. Это, в основном,  Панджшер, иногда долина Шамоли – это на выходе из Панджшерского ущелья к Кабулу, часть Саланга и на севере – Тахор, Бадахшан… Множество раз имел возможность наблюдать, как к нему относились и в самом его окружении, и простые люди. Не знаю, уместно ли применить такое слово, но простые панджшерцы его почти боготворили. Я говорил об этом с самыми разными людьми.
В одном интервью я спросил его: «Господин Масуд, как вы относитесь к идее объединения таджиков, создания единого государства таджиков, живущих сейчас и в Афганистане, и в Таджикистане? Правда ли, что вы выступали когда-то сами с такой идеей?» И ответ Ахмад Шаха: «Когда вы спросили меня о возможности федеративного Афганистана, я что вам ответил? Что я сторонник сильного и централизованного Афганистана. Так? Я думаю, что существующая граница между государствами Средней Азии и Афганистана есть, она признана всеми. Между странами этого региона и Афганистаном могут быть хорошие отношения, лучшие, чем есть сейчас; нужен рынок, нужны добрососедские коммерческие отношения, от которых только польза будет всем. А этнический вопрос здесь не при чем».

- Каково на тот момент было мнение Ахмадшаха относительно политики мировых держав?

- Хорошее отношение к России и Ирану – это однозначно. Очень сдержанное – к европейцам, за исключением, пожалуй, Франции, к которой он относился тепло, жестко негативное – к Пакистану и многим арабским странам, и это понятно, ведь они были союзниками талибов, и сдержанно негативное – к США.

- О чем он вообще мечтал? Было ли у него желание бросить все это, уехать и нормально жить в развитых странах?

- Мечтал и говорил об этом: о мире и о том, что хочет видеть Афганистан единым, неделимым и благополучным. Он, кстати, резко отрицательно относился к любым идеям даже федерализации Афганистана, не говоря уже о каких-то разделах страны.

Насчет «уехать, бросить все» - не думаю. Хекматиар в это время комфортно жил в Иране, Дустум – в Турции. Если бы Масуд действительно этого для себя бы хотел, возможностей у него было не меньше…

- Об убийстве Ахмадшаха уже много писали. На ваш взгляд, кто причастен к его смерти?

- Я могу сказать не об исполнителях, а о том, кому это было выгодно. На первый взгляд, конечно, талибам. Масуд в то время был последним препятствием на пути к достижению полного контроля над страной. Но если посмотреть с точки зрения, кому это было выгодно, более глобально и посмотреть на дальнейшее развитие событий, то у меня большие сомнения, что за его убийством стоит «Талибан».

Масуд очень болезненно относился к любому внешнему вмешательству в Афганистане. Так было с советскими войсками, так было с Пакистаном, стоявшим за спиной «Талибана». Я стопроцентно уверен, что при живом Масуде не произошло бы той оккупации Афганистана американскими и натовскими войсками, которая продолжается уже десять лет. И другая задача для желающих установить контроль над страной. Масуд был в тот момент единственным политиком такого уровня, способным стать общенациональным лидером. Но Масуд – таджик. А в афганских этнополитических реалиях президент-таджик  был бы невозможен, это только добавило бы противоречий и стимулировало продолжение войны… Этим он мешал. Мешал решению задач американской политики в Афганистане и во всем регионе Центральной Азии и Среднего Востока. 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Подготовил Хайрулло МИРСАИДОВ
5.0
- всего оценок (1)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1220:22Чего ожидает Душанбе от нового лидера Узбекистана?
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов
05.1216:04Заветная мечта паренька из глубинки. ВИДЕО
05.1216:01Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев обсудили перспективы таджикско-узбекских отношений
05.1215:30Какова же реальная длина Великой Китайской стены?


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(2)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156250